Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым

Fronda.pl: Вице-министр внутренних дел Польши Ярослав Зелиньский (Jarosław Zieliński) говорит, что мы не можем вернуть малое приграничное движение с Россией, поскольку «не исчезли мотивы, связанные с безопасностью». Как это понимать, и что из этого следует?

Ромуальд Шереметьев (Romuald Szeremietiew): Россия уже давно занимает позицию государства, которое не придерживается правовых норм, регулирующих международные отношения. Запад, конечно, прикладывает все усилия, чтобы поддерживать впечатление, будто отношения с Москвой выглядят нормально, но это не так. С одной стороны Запад пытается завязать с Россией диалог, но с другой, все знают, что конфликт на Украине не завершился, а россияне совершенно не собираются отказываться от того всего, что они к настоящему моменту приобрели.

— Значит, Россия представляет угрозу, перед которой мы должны себя защитить?

— В связи с саммитом НАТО Кремль делал разные угрожающие жесты. Мы постоянно слышим угрозы в контексте укрепления восточного фланга НАТО. На фоне всего этого следует задуматься, следует ли возвращать малое граничное движение, которое само по себе — вещь совершенно нормальная.

— Это не закончится для нас какими-то неприятными последствиями?

— Конечно, всегда есть опасения, что если мы что-то сделаем, то противоположная сторона ответит. Встает, однако, вопрос, как следует действовать, если Россия никаким образом не меняет свою политику в отношении Польши. Ведь мы не видим никакого отказа от всего того, что мы до сих пор слышали. Более того, по последним сообщениям, Россия формирует большую группировку войск и ведет масштабные учения у границы с Украиной. Сложно не заметить, что это выглядит, как подготовка к большой войне. Такого рода сигналов много и они поступают со стороны России, так что в таких условиях сложно говорить, будто все в порядке, и ничего не следует предпринимать.

— Значит, следует ожидать, что из-за политики, какую в нашем отношении ведет Россия, мы не возобновим действие соглашения о малом приграничном движении не только сейчас,  но и в ближайшем будущем?

— Это эффект действий России. Сложно говорить о том, что Москва изменила что-то в своей стратегии или отказалась от намеченных целей. Ситуация с малым приграничным движением — это одно из последствий действий России, и знак, что Польша заботится о собственной безопасности.

— Российские СМИ, в частности, «Российская газета», пишут, что поляки, приостанавливая действие соглашения, вредят сами себе, теряя деньги, которые оставляли в Польше приезжающие к нам россияне. Но когда на весах лежат экономика и безопасность, не должна ли перевесить вторая?

— Конечно, безопасность должна перевесить, тут нет никаких сомнений. Насколько я знаю историю польско-российских отношений, в том числе торговых, в ней не было такого периода, когда нам удалось как-то особенно преуспеть. В этой сфере в последние 250 лет опыт у нас был негативный. Звучащие со стороны России рассказы, что мы вредим сами себе, отказываясь от малого приграничного движения, смешны, если принять во внимание экономический масштаб. Мне это кажется несерьезным. Это типичный пропагандистский аргумент, который не имеет ничего общего с реальностью.

— Значит, такого рода аргументы, особенно звучащие с российской стороны, не должны влиять на наши решения?

— Следует помнить, что у России есть мощные пропагандистские механизмы, российские службы ведут постоянную интенсивную работу в этом направлении. Это традиция, которую Российская Федерация унаследовала от СССР. В советской политике, в том числе внешней, пропаганда тоже играла важную роль. Раньше в Западной Европе разворачивались масштабные пропагандистские акции, и сейчас в этом плане все осталось по-прежнему. 

— Как нам воспринимать эту пропаганду и как на нее реагировать?

— Следует всегда смотреть на факты. Тема укрепления восточного фланга НАТО появилась не на пустом месте, она родилась после нападения на Крым на фоне того, что Россия стала угрожать другим государствам, в том числе странам Балтии. Все наши решения — это тоже следствие того, что делает Россия. Действие рождает противодействие.

— Благодарю за беседу.