Стефан Лёвен (Stefan Löfven), Ян Бьёрклунд (Jan Björklund) и Анна Кинберг Батра (Anna Kinberg Batra) берутся за тяжелую артиллерию в деле НАТО.

Появился доклад, в котором представлены аргументы как «за», так и «против» альянса.

Эксперт Кристер Брингеус (Krister Bringéus) не дает правительству рекомендаций. Это не входит в его задачу, в прошлом году поставленную в связи с договоренностью правительства с тремя партиями Альянса — Умеренной коалиционной партией (Moderaterna), Партией Центра (Centerpartiet) и Христианско-демократической партией (Kristdemokraterna).



Брингеус лишь указывает на ряд последствий вступления Швеции в Североатлантический альянс.

Среди преимуществ — ясность того, как Швеция поведет себя в будущем конфликте на Балтике. «Сдерживающий» потенциал Запада возрастет. Другими словами, Путин еще подумает, прежде чем начинать военную агрессию против прибалтийских государств.

Негативным последствием членства Швеции в НАТО станет кризис в отношениях с Россией. А если НАТО начнет наращивать силы на шведской территории, Россия тоже будет вооружаться.

Иногда шведские сторонники НАТО заявляют, что министерство обороны сэкономит, если страна будет получать защиту от международного альянса.

Кристер Брингеус опровергает этот аргумент.

«Членство в НАТО вряд ли будет иметь значительные экономические последствия».

Прежде чем содержание исследования «Современная безопасность» стало достоянием общественности, Анна Кинберг Батра (Умеренная партия) и Ян Бьёрклунд (Либеральная партия) собрали боеприпасы и зарядили свои ружья.

«Умеренная партия и либералы считают вступление в НАТО необходимостью», — заявила Кинберг Батра.

«Стабильность и безопасность Швеции возрастут, если страна вступит в НАТО», — пообещал Бьёрклунд, самый активный сторонник альянса, который в прошлом году покинул помещение во время обсуждения расходов на оборону в знак протеста против слишком незначительного финансирования.

Сказавшие «нет» НАТО «красно-зеленые» повели себя гораздо спокойнее.

Ни Стефан Лёвен, ни министр иностранных дел Маргот Валльстрём (Margot Wallström) не хотели высказываться до официальной передачи правительству доклада Брингеуса.

Вместо этого слово получил председатель оборонного комитета Кеннет Г Форслунд (Kenneth G Forslund).

«В неспокойное время, когда растет напряжение и множатся вызовы безопасности, каждый политический шаг требует тщательного обдумывания. Членство Швеции в НАТО — не панацея».

Велик ли риск российского удара по Швеции?

Оценка Кристера Брингеуса совпадает с ранее высказанным мнением верховного главнокомандующего и комитета по делам обороны. Прямой удар по Швеции крайне маловероятен, практически исключен.

Но есть более вероятный сценарий, в котором Россия раздувает конфликт с прибалтийскими странами, как это произошло на Украине. Балтийское море наполняют потоки беженцев. Поскольку Прибалтика входит и в НАТО, и в ЕС, альянсу приходится реагировать. Территория Швеции, а именно Готланд, начинает играть важную стратегическую роль. Таким образом Швеция оказывается втянута в войну.

Швеция уже развивает тесное военное сотрудничество с НАТО. У Владимира Путина и его разведки вряд ли возникают сомнения в том, на чьей мы стороне.

В сущности, смысл шведских дебатов на тему НАТО лишь в том, станет угроза меньше или больше.