После саммита G20 сирийская дипломатия оживилась. Хотя было объявлено, что лидеры США и России «не смогли договориться» на саммите, наконец, возникло «соглашение о военной и политической координации», основанное на «постепенном прекращении боевых действий». Должно быть, неслучайно оно пришлось на канун праздника Курбан-байрам. А то, что прождавшим 13 часов журналистам в Женеве это соглашение было преподнесено в сопровождении пиццы и водки, следует понимать как ловкость публичной дипломатии двух стран.

Если вспомнить, сколько перемирий в Сирии провалилось, трудно поверить в то, что на этот раз оно сработает. Но если мы смертельно устанем читать между строк официальные заявления двух крупных сил, которые, с одной стороны, сотрудничают в Сирии, а с другой, пытаются поставить подножку друг другу, в таком случае мы можем сохранить легкий оптимизм и «надежду на вероятность окончания войны».
О соглашении прежде всего следует сказать: «Дьявол кроется в деталях». Поскольку его подробности не разглашаются «во избежание попыток срыва», нам известна только просочившаяся в прессу информация.


Итак, если начавшееся 12 сентября «перемирие» продержится 48 часов, оно продлится на одну неделю (до конца праздника). Будет обеспечен доступ гуманитарной помощи в зоны конфликта. Наряду с дорогой Кастелло на северо-западе Алеппо, соглашение охватывает и юго-запад, где находится представляющая «Аль-Каиду» «Джебхат ан-Нусра» (под новым названием «Джебхат Фатх аш-Шам») (террористические организации, запрещены в РФ — прим.ред.) и другие джихадисты, попытки которых прорвать осаду восточного Алеппо провалились. Этот регион будет демилитаризован, но, конечно, кто осуществит это и как —  неизвестно.


Тем временем от «Джебхат ан-Нусры» отделятся группы, которых США поддерживают, ссылаясь на «умеренность». Против «Джебхат ан-Нусры» и тех, кто не отделится от нее, США вместе с Россией начнут военные операции, которые будет координировать центр совместных действий.
Перемирие, возникающее каждый раз, когда сирийская армия имеет преимущество на поле боя в Алеппо и Дамаске, ограничивает ВВС Сирии «операциями против ИГИЛ» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.) и, по выражению Лаврова, «нанесением согласованных ударов». Иными словами, здесь все суверенные права переданы России. А на земле выбор ответа на нарушение перемирия очевиден.


Дамасское правительство одобрило соглашение, Иран поддержал его. При этом тон оппозиции: «США ударили нас в спину». Как ни странно, теперь американский мейнстрим, повысив «Аль-Каиду» до «представителя суннитов», довел дело чуть ли не до ее поддержки…


А что будут делать джихадистские группы, которые без «Джебхат ан-Нусры» не имеют влияния и каждый раз используют перемирие для реорганизации и перевооружения? Хотя вместе с операцией Турции кто-то из них подался в Джераблус, некоторые остались. Согласно Al Arabiya, «Ахрар аш-Шам» разделилась. И это правильно. Если они не улизнут на этот раз, американцам нужно будет внести их в «список террористических организаций» ООН, наряду с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой», и наносить удары по группам, включение которых в число террористов было ветировано из-за саудитов и Турции.

Соглашение, наряду со своими скрытыми аспектами, обнаруживает, с одной стороны, глубину торга Обамы и Путина, с другой — слабость США. В этом смысле оно указывает на причины, по которым Турция может получить возможность перейти к плану «Б» в рамках своей операции «Щит Евфрата».
На мой взгляд, это последний ход Обамы/Керри с целью хотя бы «навести порядок» на сирийском поле боя, пока, начиная с 8 ноября, они официально не оказались в положении «хромой утки». Неудивительно, что в Вашингтоне, ждущем «ястреба» Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), этот шаг был встречен негодованием.


Что же касается Турции, которая превратила попытку переворота 15 июля в «рубеж»… «Толкаясь локтями» в разные стороны при попытках помешать сирийским курдам, Турция впервые за последние пять лет сделала «смышленые шаги». Проблема в том, как во время перемирия Анкара будет использовать пространство, расчищенное на поле боя в Сирии. Несмотря на предположения о тайном сговоре с Россией и Ираном, думаю, вопрос о смене сирийского режима не снят с повестки дня Турции. Изъявление желания «осуществить наземное вмешательство в Ракку и Мосул» указывает на стремление «прыгнуть в болото, приняв его за бассейн». Если отбросить в сторону ту ценность, которую тезисы вроде —  «мы испортим игру в Сирии, Ираке, Ливии, мы испортим игры в любой точке мира…» — представляют для внутреннего потребления, ВС Турции не станут наземной силой двух сверхдержав на поле боя в Сирии/Ираке…