Прошедшая неделя в США получилась одной из самых безумных за полтора года президентской гонки. Причиной этого  стали итоги первых дебатов — они завершились вечером понедельника. Еще бы: первая прямая схватка Дональда Трампа с Хиллари Клинтон собрала рекордные ТВ-рейтинги, у своих экранов эти полтора часа провели 84 миллиона зрителей. Миллионы смотрели дебаты в интернете, на вечеринках, в кинотеатрах и барах.

Дональд Трамп сделал все, чтобы убедить страну в своей победе — и действительно, по результатам голосования в интернете, он неизменно оказывался выше. Но первые же профессиональные опросы общественного мнения показали, что в оффлайне картинка для него не столь радужна: рейтинг Клинтон пополз вверх и в целом по стране ее преимущество в половину процента увеличилось до двух с лишним.

Но что еще важнее, Хиллари вырвалась вперед по опросам в ключевом штате Флорида — самом крупном из неопределившихся штатов, которые в разные годы поддерживают кандидатов от разных партий.

После дебатов с официальными заявлениями о поддержке Клинтон одновременно выступили три консервативные газеты, поддержавшие кандидата-демократа впервые за 100, 126 и 148 лет соответственно: The Cincinnati Enquirer, Arizona Republic и San Diego Union-Tribune.

А вот выступлением Трампа оказались разочарованы даже лидеры движения «Талибан»: афганские террористы заявили, что тот «несерьезен» и «говорит все, что придет ему в голову».

Такие результаты позволили Клинтон немного расслабиться и позволить Трампу снова перехватить инициативу — и он, как и в августе, начал сам себя закапывать.

Сначала он попробовал ответить на самое, по всей видимости, эффектное обвинение Клинтон, брошенное ему в лицо под занавес дебатов. Тогда она перечислила грубые высказывания миллиардера в адрес женщин и добавила: «Дональд любит проводить конкурсы красоты. И однажды он назвал девушку Мисс Свинка и Мисс Домработница, потому что она латиноамериканка». Здесь Клинтон перешла к морали: «Дональд, у нее есть имя! И еще она получила гражданство и будет голосовать в ноябре». На следующий же день в интервью Трамп заявил, что эта девушка — Алисия Мачадо — «была худшей из всех, просто невероятной: она сильно ожирела, и это стало для нас проблемой».


Следующей ночью кандидат-республиканец, похоже, так и не смог заснуть: он писал в твиттер до утра — сыпал обвинения в адрес телеканала CNN, который он обозвал «Клинтоновская новостная сеть», и на Мачадо. Наибольший резонанс вызвал следующий твит: «Помогла ли Жуликоватая Хиллари этой Алисии («зацените ее секс-видео») получить гражданство?»

Такая невероятная, небывалая фраза из уст кандидата в президенты вызвала гигантскую волну шуток. Американцы развлекались тем, что вставляли эту приписку в крылатые фразы других президентов: получилось «Кеннеди: не спрашивай, что страна может сделать для тебя, а что ты можешь сделать для нее (и зацени секс-видео)» и «Рейган: Мистер Горбачев, снесите [Берлинскую] стену (и зацените секс-видео)».

Но и это было еще не самым безумным поворотом сюжета на прошедшей неделе. Выяснилось, что сам Дональд Трамп в 2000 году снялся в эротическом видео Playboy — он приветствует моделей в Нью-Йорке и поливает шампанским лимузин, в который те усаживаются, чтобы в следующих сценах танцевать (и не только) обнаженными.

Еще одной головной болью для Трампа стал материал The New York Times — документы, отправленные в редакцию одной из ведущих газеты мира, показали, что в 1995 году миллиардер задекларировал убытки в $916 миллионов. Такой убыток, по налоговому законодательству США, дает предпринимателю право списать такую же сумму со своих налогов за 18 лет, фактически обнуляя свой налог на прибыль. Сам Трамп, несмотря на давление медиа и демократов, отказывается публиковать более актуальные налоговые декларации — а с таким списанием в девяностых он может до сих пор ежегодно вычитать по $50 миллионов из общей суммы налога. Пользовался ли бизнесмен этой возможностью, неизвестно, но эта новость одновременно бьет по нему с двух сторон: он одновременно превращается и в неудачливого предпринимателя, и в жадного скрягу, прячущего налоги от государства.

Трамп оказался загнан в угол и стал совершать даже по его меркам рискованные поступки. Сначала он пародировал походку теряющей сознание Клинтон, хотя еще неделей раньше следовал собственному обещанию не реагировать на проблемы конкурента со здоровьем. Более того, он намекнул, что Хиллари Клинтон не была верна мужу — мол, он же ей изменял, почему бы и ей было этого не делать?

При этом в окружении самого самого Трампа немало мужчин, замешанных в скандалах вокруг неверности. Его ближайший сторонник, экс-мэр Нью-Йорка Руди Джулиани на недоуменный вопрос ведущего NBC «Но вас же самого обвиняли в измене?!» просто ответил: «Да всех обвиняли!». Да и сам миллиардер начал встречаться с будущей второй женой еще во время первого брака.

Последний промах Трамп допустил уже в этот понедельник: на встрече с ветеранами его спросили, что делать с эпидемией суицидов среди бывших солдат, а он начал рассуждать, не является ли слабость духа некоторых солдат причиной проявления у них пост-травматического синдрома.

* * *

А вот для Клинтон минувшая неделя была бы совершенно идеальной, если бы не слитое в прессу заявление на закрытой фандрайзинговой встрече: там экс-госсекретарь раскритиковала сторонников Берни Сандерса за мечты о бесплатном высшем образовании и медицине, «о том, чтобы мы стали Скандинавией».

Сандерс поддержал Клинтон за неделю до июльского съезда демократов — полтора месяца перед этим между кампаниями шел торг о включении пунктов программы проигравшего сенатора в платформу партии. Трамп, продолжая попытки переманить сторонников Сандерса, заявил, что Клинтон считает их «безнадежными и тупыми». Впрочем, сенатор защитил кандидата от демократов. Сандерс заявил, что, несмотря на несогласие по некоторым вопросам, они сходятся в базовых ценностях. А главное — понимают, что недовольство многих молодых людей основано на том, что они «залезли в долги, много работали, чтобы получить хорошее образование, а теперь не могут найти соизмеримую этому работу».

* * *


Панчлайном недели снова стал либертарианец Гэри Джонсон — его рейтинг раньше крутился вокруг 10%, но потом он в эфире MSNBC переспросил, «что такое Алеппо?» — и теперь имеет 7%.

На этой неделе Джонсон снова появился на этом телеканале — и снова поплыл:

— Кто ваш любимый мировой лидер?

— Эээ.. Любимый?

— Любой! Канада, Мексика, Европа, Азия… Кого вы уважаете?

— Эээ… Кажется, у меня снова «Алеппо». Ну, этот, бывший президент Мексики!

— Который?

— Что-то я торможу…