Во вторник, 4 октября, парламент Ирака принял резолюцию, в соответствии с которой турецкие военные считаются «оккупационными силами». В ней говорится о необходимости принять меры для того, чтобы обеспечить их вывод из Ирака, и прежде всего из района Башика под Мосулом.

Резолюция, призывающая иракское правительство безотлагательно обратиться в ООН и СБ ООН, осуждает заявления президента Реджепа Тайипа Эрдогана по поводу Мосула и подчеркивает их неприемлемость.

Здесь есть одна важная деталь. Премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади (Haydar el İbadi) отметил: «Силы коалиции и США тоже на нашей стороне», — и следом пришло заявление из США.

США тоже против!

Американский представитель международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.), полковник Джон Дорриан (John Dorrian) заявил: «Турецкие военные не включены в международную коалицию, оказывающую иракскому правительству помощь и поддержку в борьбе с ИГИЛ… Поскольку турецкая армия не получила разрешения иракского правительства, ее присутствие в районе Башика незаконно».


Давайте вспомним слова президента Эрдогана: «Мосул принадлежит жителям Мосула, Телафер — жителям Телафера. Никто не имеет права сюда войти. После того как Мосул будет спасен от ИГИЛ, здесь должны остаться только арабы-сунниты, туркмены и курды-сунниты».

Сообщалось, что турецкие военные в районе Башика «обучают силы пешмерга, подчиняющиеся региональному правительству Иракского Курдистана, и готовят их к борьбе с ИГИЛ».

Международное право

Но не все хотят того, чтобы силы пешмерга и Турция участвовали в операции, которую вскоре планируется провести с целью отнять Мосул у ИГИЛ. Иракское правительство говорит: «Если Турция искренна в этом вопросе, то она будет оказывать поддержку нашим силам». Заявления вице-премьера Турции Нумана Куртулмуша (Numan Kurtulmuş) — «ни одной террористической организации мы не позволим менять существующую там демократическую структуру, и делаем мы это не в целях оккупации» — недостаточно с точки зрения международного права.

И если мы позволим себе сказать: «Хоть какая-нибудь нация на Ближнем Востоке признает международное право?» — тогда Ирак может ответить: «Сначала у себя уничтожьте ИГИЛ и Рабочую партию Курдистана (РПК)».

Но есть еще один риск!

«Я сделал это, и точка»

Если после Сирии мы откроем фронт и в Ираке, то насколько мы рискуем погрузиться в хаос на Ближнем Востоке и не суметь выйти из него? Преподаватель политологии из Университета Сабанджи, профессор Эрсин Калайджиоглу (Ersin Kalaycıoğlu) так объясняет эту опасность:

«Юридически иракское правительство, государство должно запросить помощь у Турции. Нужно соблюдать межгосударственные соглашения, документы ООН. Отныне прав тот, чьи позиции сильны с точки зрения международного права. Вместе с тем, если Турция зайдет под предлогом „там туркмены“ или с другими подобными аргументами и останется там, то возникнет ситуация „я сделал это, и точка“. А что вы скажете, если завтра более сильное государство, используя такой же аргумент, осуществит похожее вмешательство? Все это политические аргументы, серые зоны, юридически иметь такие претензии ошибочно».

Полагаю, нужно хорошо подумать над словами опытного политолога. Когда есть вероятность такой рискованной операции в Сирии, как операция в Ракке, нужно быть внимательными к тому, чтобы Мосул не загнал Турцию в тупик во внешней политике.