В Берлине Россия пошла на небольшие уступки по Украине, но Кремль с его современными ракетами и масштабными военно-морскими маневрами по-прежнему готов к конфронтации в сфере политики безопасности.

Чтобы осуществить знаменитый прием «хороший полицейский — плохой полицейский», обычно требуется два деятеля, но Владимир Путин прекрасно справляется и один.

После застоя в мирном процессе на Донбассе на востоке Украины, который продолжался больше года, Путин в среду сел за стол переговоров в Берлине вместе с украинским президентом Петром Порошенко.



Во встрече, продлившейся более четырех часов, участвовали также канцлер Германии Ангела Меркель и французский президент Франсуа Олланд. Оба выступают в качестве гарантов так называемого Минского процесса.

Как и ожидалось, переговоры стали весьма скромным шагом вперед. Кажется, все стороны согласились с присутствием вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе. Прежде Россия высказывалась против такого решения.

Министрам иностранных дел четырех стран поручили разработать дорожную карту мирного процесса вплоть до стадии региональных выборов. Один из пунктов плана: Киев лишь тогда получит контроль над границей с Россией, когда проведет все требуемые политические реформы, включая региональные выборы, а также поправки в конституции Украины. Это означает, что до тех пор Россия может продолжать снабжать регион войсками и оружием в любых количествах, а эта модель вряд ли политически приемлема для большинства членов украинского парламента.

В целом, осуществление достигнутых в Берлине договоренностей почти полностью зависит от доброй воли сторон конфликта. А их желание урегулировать кризис не слишком велико, будь то Киев, Москва или поддерживаемые Россией повстанцы в так называемых Донецкой и Луганской народных республиках.

Опытный эксперт, наблюдающий за конфликтом, в своей оценке пошел еще дальше.

«Вполне возможно, что мы через год, два или три будем наблюдать то же самое, что и сейчас», — сказал президент американского аналитического центра Совет по международным отношениям Ричард Хаас (Richard Haas) киевскому журналу «Новое время».

В настоящее время статус-кво — меньшее из двух зол — как для Киева, так и для Москвы (а без экономической и военной помощи Москвы «народные республики» быстро исчезнут).

Скорее всего, для Киева конфликт на Донбассе — это постоянная утечка финансовых ресурсов и скрытая угроза безопасности. С другой стороны, он помог провести политическую и национальную консолидацию страны в пользу прозападного курса.

С украинской стороны линии фронта очень немногие хотят вернуть Донецк и Луганск в состав Украины, ведь они будут своего рода троянским конем, набитым повстанцами, которых Россия вооружила до зубов.

А у Москвы нет иного выбора, нежели продолжать поддерживать повстанцев на востоке Украины, даже если это недешево обходится как в финансовом плане, так и в области международной репутации страны.

Путинская машина внешнеполитической и военной пропаганды просто не оснащена задней передачей.

Ракеты и флот

Во многих отношениях Кремль продолжает свой бескомпромиссный курс.

Одновременно с сообщениями о результатах переговоров в Берлине русские СМИ в четверг передавали, что в Западном военном округе России прошли широкомасштабные учения с ракетными комплексами «Искандер-М». Как раз такие ракеты, которые могут оснащаться ядерными боеголовками, Россия ранее разместила в Калининграде на Балтике. Оттуда ракеты могут поразить несколько европейских столиц, и радиус их действия охватывает немалую часть территории Дании.

Учения можно рассматривать как тонкий не силовой намек на объемы российской огневой мощи.

В сирийском конфликте применяется та же самая тактика.

В четверг артиллерия вокруг Алеппо замолчала на короткий период перемирия, и характерно, что прекращение огня приурочено к саммиту ЕС, где, в том числе, планируется обсудить отношения с Россией.

Одновременно Кремль отправил в восточную часть Средиземного моря конвой из восьми боевых кораблей, и это стало крупнейшим российским присутствием в море в постсоветскую эпоху.

Корабли во главе с единственным российским авианосцем «Адмирал Кузнецов» в течение двух недель доставят подкрепление для наступающих на Алеппо российских сил.

С тактической точки зрения это хороший ход, как считают многие наблюдатели, но вопрос в том, насколько мудра российская политика конфронтации стратегически.

Хиллари Клинтон уже на пути в Белый дом, и есть признаки, что терпение Европы тоже не безгранично. После смены власти в Вашингтоне для России могут наступить нелегкие времена.

«Я не ожидаю никаких позитивных сдвигов, во всяком случае, до конца января, и даже тогда мы посмотрим, как все будет», — говорит аналитик по вопросам внешней политики Андрей Кортунов из Москвы.