Ровно 36 лет назад мне представилась возможность послушать выступление человека, возглавлявшего Организацию планирования Советского Союза. Его продолжительная речь запомнилась мне тем, что, несмотря на все оптимистичные сигналы о будущем, он в разных формах говорил о наличии экономических трудностей. В тот период обсуждалась вероятность того, что Советы, вступившие в изнуряющую войну в Афганистане, из-за действий профобъединения «Солидарность» в Польше начнут вмешательство и в эту страну. Лицо, ответственное за планирование, сказало, что страна занята экономическими вопросами, и такой цели, как вмешательство в соседние государства, нет. Тогда Рональд Рейган (Ronald Reagan) еще не стал американским президентом, и второй суровый этап холодной войны не начался. До падения цен на нефть, которое станет одним из ускоривших распад Советов факторов, оставалось еще шесть лет.

А назад меня перенесли похожие сигналы о положении России из уст одного из близких соратников президента России Владимира Путина, который выступал на конференции в Валдае, посвященной формированию мира будущего. Этот политик, чрезвычайно впечатливший меня своей речью, перечислил пожелания относительно того, что следовало бы сделать в экономике, и неоднократно подчеркнул, что необходимо преодолеть зависимость от газа и нефти. Он отметил, что нынешняя повестка дня требует от страны проведения мирной внешней политики и большей активности в международных организациях.

Акцент на том, что Россия не должна пропускать новую промышленную революцию, также был одним из основных сигналов Путина, появившегося перед гостями и присоединившегося к панельной дискуссии, в которой также приняли участие бывшие президенты Австрии, Финляндии и ЮАР. Больше двух часов, прошедших после вступительных речей, все вопросы вполне предсказуемо адресовались российскому лидеру и больше никому из участников панельной дискуссии.

Путин на обращенные к нему вопросы, подчас довольно «зубастые», отвечал спокойно, обстоятельно, нещадно критикуя США и оправдывая Россию. Американского участника, который представлял лондонский институт стратегических исследований и задал вопрос о ракетах средней дальности, российский лидер даже в шутку спросил, не шпион ли он, и добавил: «Неплохая профессия».


Свою речь президент России начал словами: «Агрессивность — не мой стиль, но нужно говорить честно». Его вступительное слово представляло собой безжалостную критику политики США последних 25 лет. Он наотрез отрицал, что Россия вмешивается в президентские выборы в США, взламывая аккаунты электронной почты, и пытается влиять на ход предвыборной гонки. Он хотел дать следующий сигнал: США, которые после окончания холодной войны взяли бразды правления в свои руки, злоупотребляли этим положением и игнорировали нормы международной системы.

По мнению Путина, в тяжелый кризис мировую экономику вовлекли элиты, которые не хотели равноправного хода глобализации и действовали вразрез с интересами народных масс. Жадность элит привела к исчезновению средних классов и увеличению неравенства доходов. В этом и заключается главный источник кризиса.

Несмотря на то что Россия видела эти ошибки, в тот период у нее не было достаточно сил, чтобы предотвратить их, признал Путин. А сегодня Россия поднимает их на повестке дня. США игнорировали принятые нормы, когда без резолюции Совета Безопасности ООН бомбили Белград в центре Европы или аналогичным образом проводили вмешательство в Ливию. И в Сирии, по сути, произошло то же самое. Россия воюет в этой стране по приглашению законного правительства, чтобы защитить режим от террористов. А каков план США — неизвестно. С точки зрения Путина суверенитет — важнейшая ценность международной системы.

Западный милитаризм нового периода получает удовольствие от того, что называет Россию «новым варваром, нападающим на цивилизацию», но у России нет такой цели, как нападать на кого бы то ни было. В итоге Путин представил Россию в качестве стража норм международной системы. И подчеркнул, что при нем российский народ снова стал обществом, обрел национальное единство и снискал большее уважение в мире.

При ответе на последний вопрос Путин дал понять, что с новым американским президентом на глобальном уровне он хотел бы начать все с чистого листа.