В Балтийское море вошли два российских корвета. На борту кораблей имеются крылатые ракеты, которые могут оснащаться ядерными боеголовками. Радиус их действия — 165 миль.

То есть, ракеты способны поразить цели в практически любой точке Скандинавии, а также на большей части Европы к югу от Балтийского моря.

Председатель комитета риксдага по вопросам обороны Аллан Видман (Allan Widman) утверждает, что в сочетании с другими проявлениями российской агрессии это означает реальную угрозу войны. По его мнению, Швеции необходимо быстро принять меры, чтобы усилить обороноспособность. Решения о приобретении новых и модернизации старых систем вооружений подразумевают, что процесс займет не менее нескольких лет. Этого времени у нас нет, считает Видман.

Но он уже говорил нечто подобное, а отношения всегда развиваются по привычной схеме. Сначала легкий шок — скоро война?! — потом облегчение, когда больше никто не подхватывает нить рассуждений Видмана, а демонстративная российская угроза начинает исчезать. Потребности шведской обороны не слишком мешают конкуренции за ресурсы, дающей гражданам спокойную жизнь, а политикам — поддержку избирателей.


Но подобная схема вызывает глубокое беспокойство. Оборонная политика не должна колебаться между паникой и склонностью выдавать желаемое за действительное. И ответ на российский удар — не единственная задача нашего оборонного ведомства. Надежная оборона — лучший способ предотвратить нападение.

Истинные цели бряцания оружием на Балтике известны только режиму в Москве. Но очевидны две из них. Демонстрация военной мощи нужна, чтобы понаблюдать за реакцией окружающего мира. Что сделают НАТО и страны региона, если переместить ракеты «Искандер» в Калининград? Как они отреагируют на российские корветы в Балтийском море?

Если реакция окажется слабой, баланс сил сместится, и угроза война возрастет. И если гонка вооружений никого не радует, то потеря сдерживающего потенциала по-настоящему опасна. Россия напала на Украину, потому что Украина была слаба, а не потому, что у нее была сильная армия.

В докладе 2014 года для Шведского института оборонных исследований военный аналитик и бывший советник верховного главнокомандующего Кристер Андрен (Krister Andrén) представил обзор рекомендуемых областей развития шведского оборонного потенциала и предложил методы действия.

Название «Пороговый потенциал военного сдерживания» обрисовывает угрозу. Современная война не будет для Швеции чисто оборонительными действиями ради защиты собственной территории. Техническое развитие ушло вперед. Оружие большой дальности неминуемо разрушит значительную часть нашей общественной инфраструктуры.

Ядро современной обороны должно строиться на способности вступить в войну с врагом. Для этого Швеции необходимо высокоточное оружие дальнего радиуса действия для самолетов, кораблей или наземных мобильных пусковых установок. Оно должно быть способно поражать цели в России.

В своем отчете Андрен процитировал слова финского президента Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) из Hufvudstadsbladet. На пресс-конференции в апреле 2013 года его попросили прокомментировать идущие в то время дебаты на тему «недельной обороны». Ниинистё не стал выбирать слова: «Я не считаю, что шведские дебаты имеют значение. Полномасштабная атака с применением высокотехнологичных вооружений поставила бы на колени многие страны, вероятно, даже все». После чего добавил: «Но даже если атака будет сокрушительной, агрессор должен быть готов к не менее ужасному ответному удару».

Способность нанести подобный удар работает как фактор сдерживания. Именно ее Швеция должна развивать — быстро, уверенно, без криков «грядет война».