Владимир Путин любит выступать на репрезентативных форумах, где слова приобретают особенный вес. Кто-то может воспринимать их как мессианское послание Западу, которое исторически присуще России, а кто-то — как реванш за поражение в холодной войне и распад собственной империи. Но в целом эти нюансы не столь важны. Важнее следить за тем, что Путин хочет сообщить в своих словах Западу. И еще важнее то, как впоследствии президент России сам реагирует на нулевую реакцию Запада. Это относится к недавнему заседанию международного Валдайского форума в Сочи, но еще в большей степени обнаруживается при взгляде в прошлое. Послание Путина неизменно. Он все время добивается признания той властной роли для России, которая, по его мнению и по мнению большинства россиян, ей подобает, и которую, якобы, прежде всего США («самозваный победитель в холодной войне») отказываются признавать.


Впервые Путин заявил об этом в феврале 2007 года на конференции по безопасности в Мюнхене. Тогда Запад не отреагировал на его аргументы, и западные СМИ, скорее, оставляли без внимания его выступления. Но через полтора года все очень удивились, когда российские танки вторглись в Грузию. В сентябре 2013 года Путин сказал то же самое непосредственно на Валдае (на юбилейном — десятом форуме). Запад опять воспринял это как мессианство или словесный реваншизм. Но прошло пять месяцев, и все очень удивились, когда Путин назвал революцию на Майдане антироссийским заговором Запада, когда Крым оккупировали «зеленые человечки», и Москва аннексировала весь украинский полуостров.

Сейчас Путин повторяет старые аргументы: некоторые страны меняют порядок в мире сообразно своим интересам. Те, кто бомбардировал Белград, Ирак и Ливию, пусть не возражают против российских авианалетов на Алеппо. Любой, кто извлек хоть какие-то уроки, подытожил бы так: если США объявят бесполетную зону в Сирии, то не стоит удивляться, если Россия посчитает это причиной для военного ответа.