Санкции, к чему эти санкции, от них все равно всегда достается не тем, кому надо. Ими ничего не добьешься, вместо введения санкций лучше бы стараться не терять нить разговора. Вы что, хотите изолировать Турцию и отдать оппозицию на произвол президента Эрдогана, устраивающего масштабные репрессии?

На самом деле, санкции — это всегда палка о двух концах. Санкции, введенные ООН в 1980х годах против Ирака и Саддама Хусейна, не способствовали свержению диктатора, а привели к тому, что население лишилось обеспечения лекарственными препаратами.

Даже многолетние экономические санкции против Ирана не привели к обрушению режима мулл, но все-таки создали условия для того, чтобы Иран после нескольких лет переговоров был готов отказаться от ядерной программы. Так чего можно добиться, наложив санкции на турецкое правительство и президента Эрдогана? Возможно, вопрос следует сформулировать по-другому. Чего можно достичь, продолжая беседовать с турецким правительством на тему выполнения необходимых критериев для вступления в Евросоюз? Что дает открытое заявление канцлера Ангелы Меркель о том, что она «в высшей степени обеспокоена» текущим развитием событий и осуждает массовые аресты оппозиционеров?


Когда в начале прошедшей недели председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schulz) после ареста 12 журналистов издания Cumhuriyet объявил о том, что турецкие власти перешли «красную линию», премьер-министр Турции Бинали Йылдырым (Binal Yilderim) ответил на это, что «красные линии» Шульца ему безразличны, «только народ Турции имеет право проводить красные линии». Эрдогану не обойтись без инвестиций ЕС

А на предупреждение правительства ЕС о том, что в случае возобновления действия смертной казни переговоры по вступлению Турции в Евросоюз будут отложены или прекращены, Эрдоган отреагировал заявлением о том, что турецкий парламент в ближайшее время примет решение по вопросу возвращения смертной казни. Абсолютно очевидно, что Эрдогана и турецкое правительство в настоящий момент совершенно не волнует критика, исходящая от Евросоюза, а что еще хуже — они используют ее, чтобы показать, что «Запад» едва ли может «поставить их на место» и с едкой ухмылкой отбиваются от любых упреков в их сторону.

Если и возможно еще повлиять на образ действий Эрдогана, бездейственного возмущения здесь будет недостаточно. Отказ от сотрудничества должен иметь последствия, и непременно такие, что больно бьют.

Евросоюз, бесспорно, самый важный торговый партнер Турции. Эрдогану крайне необходимы инвестиции ЕС. Взять хотя бы текстильную и автомобильную отрасли промышленности, являющиеся важнейшими поставщиками иностранной валюты помимо туризма, которые сильно зависят от европейского рынка. Если Эрдоган будет продолжать в том же духе, придется начать ему угрожать.

Как именно это можно сделать, в прошлом году продемонстрировал самодержец Путин. Ни один российский чартерный самолет больше не приземлился на турецком побережье Средиземного моря, Турецкие авиалинии получили запрет на посадку в России, все турецкие строительные фирмы были вынуждены покинуть страну, были закрыты границы для турецкого агроэкспорта. Через пару месяцев Эрдоган был готов публично извиниться за сбитый российский бомбардировщик. Турецкая экономика зависит от Евросоюза гораздо серьезнее, чем от России. Следовало бы воспользоваться этим инструментом, даже если при этом временно пострадают турецкие рабочие и потребители.

Со своей бездейственной критикой Евросоюз и, прежде всего, Германия выглядят попросту смешно.