Fronda.pl: Президент России Владимир Путин, обращаясь к новому послу Польши в Москве Влодзимежу Марчиняку (Włodzimierz Marciniak), сделал довольно неожиданное заявление: «Мы знаем, что состояние российско-польских отношений вряд ли можно назвать удовлетворительным сегодня. Вместе с тем мы считаем, что восстановление политического диалога возможно на основе взаимного уважения и прагматизма. Мы готовы все сделать с нашей стороны для того, чтобы достичь этой цели». Можно ли говорить здесь о каком-то переломе?

Ежи Таргальский (Jerzy Targalski): Это пустые слова в рамках ничего не значащей пропаганды.

— Россия совсем не стремится наладить отношения с Польшей?


— Почему же, Россия хочет хороших отношений с Польшей, только эти слова ничего не значат. Такие гладкие фразы произносятся, чтобы никто не мог обвинить Путина в том, что он проводит конфронтационную политику. Путин должен показать «человеческое лицо», и вот он его показывает. Потом он скажет, что протянул полякам руку, а те ее укусили.

— А если за этим последуют какие-то конкретные действия?

— За этим не может последовать никаких конкретных действий, соответствующих содержанию этих гладких фраз. Польша просто должна быть послушной, должна быть вассалом и не мешать российско-немецкому союзу, который может развиваться исключительно в ущерб польским интересам. А пропагандистские гладкие фразы ничего не значат.

— Более и менее влиятельные комментаторы и политики, как в Польше, так и в целом в Европе высказывают, однако, мнение, что нам следует поддерживать с Россией хорошие отношения или, по крайней мере, «не провоцировать», «не готовиться к войне», а говоря простым языком «договариваться».

— Зачем нам хорошие отношения с Россией, со страной, которая хочет нас уничтожить? Отношения с тем, кто хочет вас себе подчинить, означают, что вы добровольно уступите. Если на вас нападут в темном переулке, у вас сложатся с нападающим хорошие отношения, если вы без борьбы сдадитесь.

— А перед лицом все более агрессивных российских действий? Учения, непосредственная отработка военных действий, переброска «Искандеров»?

— Об учениях и переброске «Искандеров» я слышал уже 157 раз. Мы тоже проводим учения.

— Между тем глава НАТО в интервью The Times объявил полную мобилизацию войск Альянса. Из-за агрессивных действий России Столтенберг хочет привести в боевую готовность несколько сотен тысяч военных.

— Нет-нет, все остальное, кроме блокирования въезда польских фур на территорию России через Белоруссию и эмбарго на продовольственные товары, — это просто театр. Мы можем выбрать: принимать в этом участие или нет. Я вообще не понимаю этого «стремления к благоприятным отношениям». Если Россия хочет хороших отношений с Польшей, пусть она откажется от попыток подчинить ее себе. Это просто.

— Как долго, на ваш взгляд, будет разыгрываться этот театр? Беспилотники, учения, провокационные инциденты в Балтийском море…

— Пока Россия не рухнет, или Польша не поддастся. Я полагаю, Россия хочет создать в Польше пророссийскую национал-католическую партию, которая станет аналогом «Альтернативы для Германии» или «Национального фронта» Марин Ле Пен. Чтобы такая партия смогла появиться, должны прозвучать такие пустые заявления, как то, что было адресовано послу Марчиняку. Тогда национал-католические силы смогут заявить: «Ну вот! Путин великолепен, давайте с ним брататься, потому что Европа все равно нас предаст, а Америка — это воплощение зла. Так что другого спасения кроме России нет, она спасет христианство, защитит нас от глобализма, new world order и прочей чепухи!»

— В Польше уже есть такого рода объединения и отдельные политические деятели, например, Гжегож Браун (Grzegorz Braun) или Евгениуш Сендецкий (Eugeniusz Sendecki), правда, деятельность второго совершенно маргинальна.

— Такие люди и силы должны получить достаточно топлива.

— Вы сказали, что театр будет продолжаться, пока Польша не поддастся, или пока Россия не рухнет. Многие эксперты говорят, что РФ действительно угрожает крах. Чем он будет вызван?

— Она не сможет добиться своих имперских целей и не получит средств от Запада. Кроме того подойдут к концу резервы, объем которых составлял 45 миллиардов долларов.

— Это Россия Владимира Владимировича Путина. У этого лидера нет альтернативы? Что или кто будет после Путина?

— В России нет никакой альтернативы, но она может появиться. Достаточно, чтобы политика в стиле «я страшен, я устрою войну, отдайте мне ваши кошельки», сменит человек, говорящий, «я люблю мир, так что отдайте мне ваши кошельки». Какую это примет форму, значения не имеет. Разница только в том, решим ли мы отдать наши кошельки России. Или жен и дочерей. В крайнем случае мы можем отдать им, конечно, Щрёду (Magdalena Środa) (философ, публицистка, феминистка — прим.пер.) и Щуку (Kazimiera Szczuka) (литературный критик, журналистка, активистка феминистского движения, — прим.пер.)…

— Благодарю за беседу.