Средства массовой информации стали ключевым полем сражения в нынешнем конфликте между Россией и Западом, и при этом две российские медийные организации находятся на переднем крае этой борьбы.

Телеканал RT America и новостное агентство Sputnik отвечают за создание российского нарратива для миллионов американцев. Их роли распределены, и Sputnik занимается преимущественно возданием цифрового новостного контента, тогда как телеканал RT America отвечает за широковещательные «новости». Парадоксальным является то обстоятельство, что часто сами американцы создают статьи и материалы, составляющие основу совместного нарратива RT/Sputnik. Обе эти организации имеют в своем штате большое количество американских граждан, и на работу туда принимаются люди, чья идеологическая предвзятость оказывается полезной для укрепления российского нарратива.

«Не будет большим преувеличением сказать, что (редакционные) сотрудники телеканал RT America соответствуют одной из немногочисленных категорий, — отметил бывший сотрудник RT America на условиях анонимности в беседе с корреспондентом сайта Daily Caller News Foundation (TheDCNF). — Многих из нас (включая меня самого) легко можно охарактеризовать следующим образом: молодые, растущие журналисты, обладающие, по крайней мере, одним университетским дипломом, а также опытом предыдущей работы в паре изданий».

Агентство Sputnik отдает предпочтение такому же архетипу. Многие его сотрудники молоды, они обладают незначительным журналистским опытом или вообще его не имеют; многие пришли сразу после университета, и это их первое место работы.

Журналистика является конкурентной средой для молодых выпускников, и возможность работать в медийной организации со значительной аудиторией представляет собой слишком хорошее предложение, чтобы от него можно было отказаться. В обеих организациях неплохо платят — в некоторых случаях от 50 тысяч долларов до 60 тысяч долларов.

Конечно, существуют причины, по которым RT America и Sputnik проводят именно такую кадровую политику.

«Послужной список — в первую очередь антиамериканский — имеет значение, — отметил Андрей Колесников, старший научный сотрудник и руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» московского отделения Карнеги-центра. — Однако в некоторых случаях это единственная возможность получить работу».

Иметь хорошо оплачиваемую журналистскую работу в округе Колумбия в области международных новостей, судя по всему, еще недостаточно для того, чтобы журналисту смириться с сомнительной практикой, существующей в российских медийных организациях. На телеканале RT America в июне 2014 году произошел неприятный случай, когда бывшая телеведущая Лиз Уол (Liz Wahl) в прямом эфире отказалась на нем работать. Уол, глядя в камеру, сказала, что в процессе работы ей часто приходилось сталкиваться с «моральными и этическими вызовами». Ее объявленному в прямом эфире уходу предшествовало осуждение в прямом эфире российской интервенции в Крыму ее коллеги Эбби Мартин (Abby Martin).

Этот телеканал в течение последних нескольких лет подвергал резкой критике американскую интервенцию и вмешательство в любой конфликт. Однако в то же время Россия расширяла свое вторжение на Украине, аннексировала Крым, а также открыто поддержала самые страшные преступления режим Асада. Такое поведение противоречило линии телеканала RT в отношении Соединенных Штатов.

Когнитивный диссонанс — по крайней мере для некоторых сотрудников — оказался слишком глубоким, чтобы его можно было выдержать.

«Текучесть кадров оказалась забавной, — сказал этот сотрудник RT America в беседе с корреспондентом портала TheDCNF. — В порядке вещей было то, что неожиданно двое ведущих покинули телеканал в течение короткого периода времени».

Высокая текучесть требует составления постоянного шаблонного списка вакансий, который, по словам этого сотрудника, размещается «каждую неделю».

Джо Фионда (Joe Fionda), бывший журналист агентства Sputnik, специализировавшийся в области техники и астрономии, рассказал корреспонденту веб-сайта TheDCNF о подобном опыте. Sputnik первоначально предложил ему вести программу на радио, но затем он был переведен в состав пишущих журналистов, и произошло это после того, как запланированная передача так не было реализована из-за продолжавшейся несколько месяцев задержки со строительством студии. У него еще раньше возникли сложности после того, как он сказал своему боссу, главному редактору Sputnik Миндия Гавашели, что ему нужно заключить с компанией контракт по типу Гильдии киноактеров для работы в этом радио-шоу. Фионда в итоге отказался от первоначальной договоренности и согласился стать пишущим журналистом.

«Это была хорошо оплачиваемая работа, — сказал Фионда. — Я понимал, что рискую… работая на русских, однако я не хотел отказываться от возможности иметь работу. Я не думал, что они будут такими глупыми, и что они будут такими успешными по части оказания влияния на Америку, пока я не начал работать там сам».

Неумелость, вероятно, является общей темой как для агентства Sputnik, так и для телеканала RT America. «Все это невероятно плохо управляется», — сказал бывший сотрудник RT America.

По словам этого источника, сотрудники RT America получают деньги от расположенной в округе Колумбия компании, принадлежащей новостному директору этой сети Михаилу Солодовникову. Эта компания под названием T&R Productions LLC зарегистрирована в Вашингтоне, округ Колумбия, а Солодовников указан как ее агент. Регистрация была произведена за несколько месяцев до того, как телеканал RT America был передан компании T&R, поскольку ее бывший президент и владелец был обвинен в налоговом мошенничестве на федеральном уровне.

По утверждению упоминавшегося уже бывшего сотрудника RT America, компания T&R выступает в качестве посредника между RT America и RT Moscow. По сути, телеканал RT America создает контент, который затем продается Москве через компанию T&R. Хотя технически это разные компании, обе организации часто работают под одной крышей.

Портал TheDCNF не смог представить независимые доказательства этих утверждений. Бывший сотрудник RT America описывает работу офиса компании так: она «представляет собой достойную комедии положений смесь из непосредственно доставленных из штаб-квартиры из Москвы имплантов» и молодых американских журналистов.


«Эти гребаные присланные из Москвы люди, работающие в офисе в округе Колумбия, (были) в этическом отношении не очень толковыми, а в остальном они были просто поразительно невежественными недоумками, способность которых в качестве предполагаемых журналистов — какая бы они ни была минимальная — воздействовать на общественное мнение может привести в ужас почти любого человека в мире, если бы их полная неспособность и идиотизм были бы более очевидными для аутсайдеров», — подчеркнул этот бывший сотрудник.

Данный источник также не очень высокого мнения о своих бывших американских коллегах, он назвал их «бесполезными идиотами, нанятыми либо из-за того, что они хорошо выглядят в кадре, либо потому, что они способны каким-то другим образом усилить контент этой сети».

Уильям (Билл) Моран (William (Bill) Moran), бывший редактор и пишущий журналист агентства Sputnik, в своем интервью с корреспондентом веб-сайта TheDCNF, сказал о том, что он иногда готовил свои интервью вместе с русскими сотрудниками, хотя и в режиме онлайн. По его словам, это были молодые люди в возрасте от 20 до 25 лет. Они находятся в России, но пишут свои статьи по-английски.

Несмотря на предполагаемую некомпетентность агентства Sputnik, оно, по мнению Фионда, тоже является весьма успешным в том, что касается воздействия на американское общественное мнение. В качестве примера он привел Кассандру Фэрбэнкс (Cassandra Fairbanks), которая является одним из наиболее популярных пишущих журналистов агентства Sputnik.

«В это трудно поверить, но очень многие люди воспринимают то, что говорит Кассандра, как слова из Евангелия, — отметил Фионда. — Все строится на ней с американской стороны… ее влияние кажется всеобъемлющим, если судить по тому, что я видел».

Гавашели высоко оценил Фэрбэнкс в беседе с корреспондентом TheDCNF, он назвал ее «великим репортером, доказавшим свои профессиональные качества в очень непростых условиях». По его словам, в разговоре с ним она сказала, что ей нравится работа в агентстве Sputnik, поскольку ее не подвергают цензуре, несмотря на ее взгляды.

Фэрбэнкс активно представлена в социальных медиа, и она является одним из немногих авторов агентства Sputnik, имя которого связано с некоторыми материалами. Как правило, и на телеканале RT America, и в агентстве Sputnik материалы выходят без подписи автора.

«Намного легче таким образом уклоняться от ответственности», — заметил бывший сотрудник RT America.

Влияние Фэрбэнкс, судя по всему, было достаточным для того, чтобы Фионда сохранил свое место в агентстве Sputnik. Оно было заинтересовано в Фионда по причине его связи с движением Anonymous, которое, по его словам, было любимой темой в агентстве Sputnik. По его словам, отношения между движением Anonymous и агентством Sputnik являются «намного более тесными, чем того хотели бы многие люди».

«Sputnik любит быстро распространять пресс-релизы Anonymous», — сказал Фионда. — Я считают, что это является частью их контрразведывательной кампании, в ходе которой они пытаются обеспечить себе влияние среди сторонников контркультуры и разочарованных людей«.

По словам Гавашели, освещение агентством Sputnik деятельности Anonymous не отличалось от того, что делают другие новостные организации. Он также отрицал сообщения о распространении пресс-релизов этой группы, а также сказал о том, что Фионда был единственной связью агентства Sputnik с этим движением.

По словам Фионда, руководство ожидало от него статей о группе Anonymous, однако он отказался это сделать после того, как некоторые детали были «удалены» из его статьи о заключенных тюрьмы Гуантанамо, отправленных назад в Россию. Его также попросили вступить в контакт с разыскиваемым хакером для того, чтобы получить материалы, похищенные у директора ЦРУ Джона Бреннана, но он отказался это сделать.

Гавашели в беседе с корреспондентом веб-сайта TheDCNF сказал, что редакторы агентства Sputnik проверяют статьи и вычитывают их, добиваясь таким образом точности, однако он сразу не смог вспомнить материал о тюрьме Гуантамо.

«Все критическое в отношении России было verboten (запрещено)», — сказал Фионда и добавил, что агентство Sputnik распространило ложные сведения о том, что Россия бомбила позиции Исламского государства (запрещенная в России организация) в тех местах, где «это явно не делалось».

Моран утверждает, что он «не раз» ощущал давление, смысл которого состоял в том, чтобы он писал пророссийские статьи для агентства Sputnik. По его мнению, часто речь шла о статьях, которые были критичны как в отношении Соединенных Штатов, так и в отношении России. По его мнению, у этой организации просто не было ресурсов для того, чтобы подвергать редакционной правке статьи в период его работы.

Опыт работы на телеканале RT America немного отличался для бывшего сотрудника отделения, расположенного в округе Колумбия.

«Никто не говорил мне прямо о том, чтобы „готовить материалы таким образом, чтобы Россия выглядела в них прекрасно“, — сказал он. Но если там достаточно долго работаешь, то начинаешь понимать одну вещь — большую часть контента можно описать как „вещи, которые — если посмотреть в определенном контексте — заставляют Америку выглядеть так, как будто она разрушается“, — отметил этот бывший сотрудник.

Этот источник добавил, что телеканал RT America редко занимается собственно репортерской работой. Передаваемые материалы содержат информацию о событиях, которые произошли несколько дней или даже недель назад», и они даются со ссылкой на «маргинальных блогеров и им подобных людей, занимающихся инфо-войной». По словам этого бывшего сотрудника, журналистов телеканала RT America временами заставляли по многу раз освещать одни и те же события, несмотря на то, что в этих материалах не было ничего нового или важного. Так, например, телеканал RT America был готов посвятить целую неделю освещению встречи Бильдербергского клуба или Богемской рощи. Эти две темы, как правило, пользуются популярностью у настроенных против истеблишмента сторонников теории заговора.

Главный редактор телеканала RT America Маргарита Симоньян не ответила на просьбу веб-сайта TheDCNF прокомментировать обвинения бывших сотрудников к тому времени, когда нужно было заканчивать работу над данной статьей.

Хотя телеканал RT America и агентство Sputnik якобы опираются на сомнительные источники, их отношения с американскими средствами массовой информации не ограничиваются так называемыми «маргинальными блогерами». Ссора между Мораном и ведущим журналистом еженедельника Newsweek Куртом Айхенвальдом (Kurt Eichenwald) продемонстрировала тесные связи российских средств массовой информации с западными изданиями.

Этот конфликт начался в октябре, когда Моран написал статью для агентства Sputnik, основанную на том, что позднее было признано ложной информацией, взятой из одного аккаунта в Twitter, который незаконно позаимствовал материалы из написанной Айхенвальдом статьи. Эта статья была удалена из публикаций агентства Sputnik в течение часа.

Айхенвальд опубликовал статью с изложением возникшего конфликта, на которую Моран ответил своим комментарием для агентства Sputnik, в котором он защищал свою ошибку, а также саму новостную организацию, хотя он накануне и был уволен из-за последствий этой истории. Гавашели отказался комментировать причину увольнения Морана, несмотря на несколько просьб со стороны веб-сайта TheDCNF.

Моран позднее откажется от предложения вернуться в агентство Spuntik, хотя он считает свою работу в нем позитивной и не согласен с выдвинутыми против него обвинениями.

«Как вы можете видеть на примере ошибки Билла, мы, как я считаю, не слишком осторожны, — сказал Гавашели в беседе с корреспондентом TheDCNF, имея в виду редакционный процесс. — Когда из-за недостатка сотрудников мы пропускаем часть редакционного процесса, происходят интересные вещи».

Эта ссора вылилась в ожесточенный обмен обвинениями между обеими сторонами с использованием электронной почты, телефонных звонков и социальных медиа, куда вошли резкие обвинения Морана в клевете, подкупе и других незаконных действиях.

Портал TheDCNF узнал о возникших разногласиях после получения электронного сообщения от одного сотрудника избирательного штаба Дональда Трампа с разбором этого материала.

Этот сотрудник штаба избирательной кампании утверждал, что Моран располагает данными о его подкупе со стороны Айхенвальда, и, кроме того, в этом послании содержалась ссылка на комментарий Морана, опубликованный агентством Sputnik.

Некоторые другие издания, включая Paste Magazine, New York Observer и The Intercept, с сочувствием отнеслись к делу Моргана. Собственная сотрудница агентства Sputnik Кассандра Фэрбэнкс также написала статью об этом фиаско. Последующие статьи на эту тему координировались на основе электронной переписки между журналистами, аффилированными с некоторыми из числа названных изданий, включая Гленна Гринвальда (Glenn Greenwald) из The Intercept. Гавашели и Симоньян также упоминались в рассылке одного звена этой электронной переписки.

Телеканал RT America часто использует материалы агентства Sputnik, что подтверждает бывший упоминавшийся бывший сотрудник RT America.

«Они как сводные сестры в путинской пропагандистской семье», — добавил этот источник.

Гавашели в беседе с корреспондентом TheDCNF сказал, что телеканал RT America не занимается рекламированием агентства Sputnik. «Хотя я был бы не против», — добавил он.

По мнению Колесникова, телеканал RT America и агентство Sputnik являются ключевыми элементами кремлевской медийной стратегии. Он считает, что эти организации проводят своего рода «миссионерскую работу» для Москвы. С учетом этого важно отметить, что многие так называемые «миссионеры» на телеканале RT America и в агентстве Sputnik не обязательно осознают ту роль, которую они играют в общей стратегии. Никто из бывших сотрудников, с которым побеседовали корреспонденты TheDCNF, не сказал, что он согласились работать в российских средствах массовой информации для участия в пропагандистской войне против Соединенных Штатов. Очевидно также, что сотрудники обеих организаций обладают достаточно разным набором взглядов.

Российская пропагандистская рука в Америке, вероятно, использует принцип работы «сверху вниз», и поэтому не особенно удивляет то, что большинство журналистов работают на дне этой системы, и они не имеют понятия о махинациях наверху. Не удивляет и то, что многие люди на руководящих позициях имеют российское происхождение.

«Это часть российской „мягкой силы“, а также следствие советского по своей сути понимания пропагандистской работы», — подчеркнул Колесников.

Контроль за информацией как внутри, так и за пределами России является главным приоритетом для кремлевского руководства. Эта страна, как известно, имеет строгие законы в отношении средств массовой информации. Поскольку Россия не может делать то же самое за границей, государственные новостные организации помогают продвигать предпочтительный нарратив.

Российский президент Владимир Путин, несомненно, понимает силу средств массовой информации, он получил богатый опыт в российской политике в годы буйной постсоветской эпохи, когда медийные магнаты, по сути, были создателями королей. Кроме того, как бывший офицер разведки он, несомненно, хорошо представлял себе длинную российскую историю информационной войны или дезинформации (dezinformatsiya), то есть процесса создания ложной информации, распространяемой по дружественным каналам. Проведение кампаний в области информационной войны являются предпочтительной тактикой того, что в российских разведывательных кругах называют «активными мероприятиями».

Информационная война была так широко распространена в советскую эпоху, что российские разведывательные ведомства, как говорят, уделяли больше времени кампаниям по дезинформации, чем сбору собственно разведывательной информации. Отставной генерал-майор КГБ Олег Калугин однажды назвал активные мероприятия «сердцем и душой советской разведки».

«Не сбор разведывательных данных, а подрывная деятельность — активные мероприятия, направленные на ослабление Запада, — сказал Калугин. — Их цель состоит в том, чтобы вбить клин в разного рода альянсы западного сообщества, особенно в НАТО, посеять разногласия среди союзников, ослабить Соединенные Штаты в глазах людей в Европе, Азии, Африки, Латинской Америки и таким образом подготовить почву на тот случай, если, на самом деле, начнется война».

Поскольку Соединенные Штаты и Россия находятся в начале периода цифровой холодной войны, информационный контроль за границей становится особенно важным, а средства массовой информации превращаются в новое поле битвы.