Случилось то, что, видимо, должно было случиться. Недовольство в отношении ЕС и НАТО отличает не только богатые государства Западной Европы: выясняется, что оно стало заразной болезнью западного полушария и соседних территорий.

Конец истории, который был провозглашен на Западе после паления Берлинской стены и который дал импульс политике НАТО и ЕС, не оправдал ожиданий. И обещание благосостояния и демократии — тоже. Все выглядит так, что в воскресенье, в ходе президентских выборов, Болгария сделала выбор в пользу российско-советского прошлого и против западно-либерального будущего.

Это месть за то, что ЕС и технократы, направленные Брюсселем на восток, хотели добиться слишком многого за очень  короткое время, принимали за чистую монету болгарскую статистику, считали историю и воспоминания отжившим свой век фольклором и совершенно недооценивали Россию и российское влияние, осуществляемое при помощи СМИ, денег и обещаний.


В обманутых надеждах нет недостатка

На президентских выборах болгары отдали предпочтение Румену Радеву (Rumen Radew), ориентированному на Россию бывшему командующему болгарских ВВС, и проголосовали против кандидата от правящей партии Цецки Цечевой (Zeska Zatschewa).

Победитель — хотя президент, согласно конституции, не является сильной фигурой — не скрывает того, что он тепло относится к России. Соединенным Штатам, и без того одурманенным Трампом, придется еще раз пересмотреть планы по размещению противоракетного щита в районе Нижнего Дуная — и быть при этом критичными и самокритичными.

Сейчас обе стороны не испытывают недостатка в обманутых надеждах: переговорщики ЕС во главе с Гюнтером Ферхойгеном (Günter Verheugen), работавшие в благополучные годы, обещали чудо, а болгары с большим удовольствием в это верили. Однако, как показали события воскресенья, верили, да не навсегда. Вместо чуда страна, с давних пор плохо управляемая, имела бедность, коррупцию, разочарование и отток молодежи.

То, что российская альтернатива обеспечит улучшение положения — смутная надежда, основанная на иллюзиях. Она только показывает, что избиратели, как в Болгарии, так и в других местах, больше ни во что не верят.