Менее чем через неделю после победы Дональда Трампа, противника истеблишмента и сторонника укрепления связей с Владимиром Путиным, два пророссийских политика выиграли президентские выборы в Молдавии и Болгарии. История как будто бы повторяется.

Молдавия некогда была советской республикой. Через 25 лет после обретения независимости ее правительство мечтает о вступлении в Европейский Союз. Часть ее территории находится под властью подконтрольного Москве Приднестровья. Оно является для Молдавии примерно тем же, чем сепаратистский Донбасс для Украины: буферной зоной, которая защищает Кремль от идеологического и оборонного влияния Запада.

Болгария же входила в число так называемых народных демократий. Она вступила в Евросоюз (в 2007 году) и отдалилась от орбиты Москвы. Ее новый президент Румен Радев, в прошлом неизвестный в политике глава ВВС, обещал «работать для снятия» европейских санкций против России.

В свою очередь будущий глава молдавского государства Игорь Додон (местные СМИ дали ему прозвище «Игорь Трамп») не раз говорил о том, что «Крым — российский». Кроме того, он пообещал принять все возможные меры против соглашения об ассоциации с ЕС, которое было подписано в 2014 году после аннексии Крыма. Сам Игорь Додон предпочел бы интеграцию в подконтрольный Москве Евразийский союз. Первый визит нового президента Молдавии пройдет именно в российской столице. Кремль в свою очередь выразил надежду на нормализацию отношений с Кишиневом и расширение сотрудничества с Софией.

Как бы то ни было, в силу конституций двух стран у новых лидеров нет полной свободы для маневра, чтобы внести кардинальные изменения во внешнюю политику. Президент Болгарии исполняет по большей части протокольные функции. В Кишиневе же главу государства впервые избирали всеобщим голосованием.

Тем не менее подлинность пророссийского настроя президента Молдавии вызывает вопросы. Подтачиваемая коррупцией бывшая советская республика сейчас по большей части находится в руках местных олигархов. В Кишиневе заявления о геополитических альянсах зачастую являются всего лишь прикрытием для меркантильных интересов. «Внешняя политика отражает тунеядство молдавской элиты, — считает советник президента с 2002 по 2008 год Марк Ткачук. — Она сводится к безынициативному содействию. Вместо нас самих стратегию придумывают Россия или Европа». Оба этих спонсора постоянно сталкиваются с риском того, что их деньги просто разворуют. Наконец, несмотря на предвыборные заявления нового президента, Кишинев, скорее всего, воздержится от признания российской аннексии Крыма из страха того, что то же самое может позднее произойти с Приднестровьем.

В то же время новый лидер берет Путина за образец. Он считает его «авторитарным президентом, способным навести порядок в стране». Сейчас он предлагает провести досрочные парламентские выборы, чтобы избавиться от действующего проевропейского правительства.

В Болгарии же инициативу взял на себя сам проевропейский кабинет министров, сообщивший в понедельник о своем роспуске. Уходящий премьер Бойко Борисов вызвал недовольство Москвы решением заблокировать строительство газопровода «Южный поток».

Выборы в обеих странах положили начало периоду нестабильности и могут оказаться выгодными для Москвы, которая рассматривает их как реванш народов над брюссельской бюрократией. Так, замглавы комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин считает, что выборы отражают мнение этих бедных стран, которые ждали ЕС как манны небесной, но не получили от него того, что ждали. В Москве не питают ни малейших иллюзий по поводу верности своих «протеже», но их победа все равно может сыграть на руку российской дипломатии. И для Кремля это уже ощутимая победа.