Во вторник Россия начала большое наступление на сирийские провинции Идлиб и Хомс.


С кораблей российской флотской группы в Средиземном море взлетают боевые самолеты и раздаются ракетные залпы. А эксперты предупреждают, что усиление России серьезнее, чем кажется.


Непросто будет заставить их уйти оттуда, считает Петер Матссон (Peter Matsson) из Шведской военной академии.


Во вторник министр обороны России Сергей Шойгу сообщил, что российские военные присоединились к новым атакам против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. пер.) на севере Сирии. В операции участвовал самолет, стартовавший с борта авианосца «Адмирал Кузнецов» в восточной части Средиземного моря. А находящийся неподалеку ракетный крейсер произвел несколько залпов.


Преподаватель Шведской военной академии Петер Матссон уверен, однако, что наращивание российских сил в Средиземноморье намного масштабнее, чем говорится.


«У них есть цель»


Помимо авианосца и ракетного крейсера, в регионе находятся ракетный фрегат, два противолодочных корабля и семь систем «С-300». «С-300» — современный зенитно-ракетный комплекс с большим радиусом действия.


«Речь о значительном числе кораблей и более сильной противовоздушной обороне, чем в Крыму. Похоже, там расположилась одна из крупнейших флотских группировок России и ее баз, и единственное, чего в данный момент не хватает, — это полностью сбалансированные регулярные сухопутные войска. Они стянули туда свои лучшие системы, и у них, разумеется, есть определенная цель».


По словам Петера Матссона, планирование подобного усиления требует нескольких недель работы. Вероятно, оно было связано с ожиданиями России по поводу исхода американских выборов.


Новая российская стратегия


«Возможно, это решение базировалось на растущем напряжении между США и Россией, которое обещало усугубиться с победой Хиллари Клинтон на президентских выборах».


По мнению Петера Матссона, значительное усиление российских военно-морских сил и средств противовоздушной обороны говорит о том, что Россия намеревается создать в регионе постоянные базы в ответ на дебаты НАТО о подкреплении для ВВС на Ближнем Востоке.


«Россия таким образом демонстрирует, что сумеет противостоять потенциальной атаке с других направлений. Они готовят как можно больше подразделений и одновременно подают сигналы, что могут применить их в любой момент. Это часть новой военно-морской стратегии России».


Ударить по всей Европе


Россия активизируется в как можно большем количестве регионов, чтобы создать оперативную дилемму для США, НАТО и Европы, поясняет Петер Матссон.


Системы вооружений в Средиземном море способны не только защищать Сирию, но и наносить удары по любым уголкам Европы.


«Прежде всего, под угрозой оказывается южный фланг НАТО, и страны альянса встают перед вызовом, им приходится пересматривать защиту тех областей, в которых они отвечают за военно-морские силы, способные противостоять угрозе».


Игра в шахматы


Помимо прочего, Россия, по словам Петера Матссона, показывает, что и после окончания войны планирует остаться в Сирии. Обеспечив себе влияние в регионе, она станет в нем фактором силы.


Нынешнее усиление на море — это не просто сигнал, но эксперт не думает, что оно будет продолжаться долгое время.


«Они таким образом подчеркивают, что имеют влияние, могут продвинуть вперед свои позиции в регионе. Это как шахматы. Сделав ход, они меняют баланс силы, ведь там сейчас нет никого, кто по военной мощи мог бы сравниться с Россией».


Конфронтация стала бы катастрофой


При этом Петер Матссон обращает внимание, что Америка гораздо сильнее России в воздухе и на море, однако ее силы раскиданы по всему миру. Но если бы произошло столкновение, последствия были бы роковыми.


«Конфронтация стала бы катастрофой, она принесла бы большие потери. Другими словами, она нежелательна».