Отношения Турции и ЕС уже давно не были благополучными. Пассивность ЕС после попытки государственного переворота 15 июля еще более негативно отразилась на позиции турецкого правительства по отношению к ЕС. Самый сенсационный ход этой дискуссии придал турецкий президент, который заявил, что вопрос о членстве Турции в ЕС может быть вынесен на референдум.

Тема крайне важная. Наряду с политическим измерением у членства в ЕС есть и экономическое измерение. Сразу замечу, что Турцию нельзя назвать неправой в этом споре. ЕС, как выразился и президент, заставляет Турцию ждать у дверей. И к тому же не говорит, когда впустит внутрь. 1 января 1996 года Турция подписала с ЕС соглашение о таможенном союзе. 3 октября 2005 года ЕС решил начать с Турцией и Хорватией переговоры о полноправном членстве. В 2013 году Хорватия стала полноправным членом ЕС. А отношения с Турцией оказались на грани разрыва.


Тем не менее после учреждения таможенного союза отношения ЕС и Турции активно развивались. Более того, внешнеторговые ножницы не только не раскрылись, как прогнозировали противники ЕС, а, наоборот, несколько закрылись.

Приведем небольшие расчеты.

•    В 2014 году доля ЕС в экспорте Турции составляла 43,4%, в 2015-м — 44,4%, в 2016-м — 48,5%. К этому уровню не приближается ни одна группа стран. Например, доля экспорта, который мы осуществляем в страны — члены Организации исламского сотрудничества (ОИС), в 2014 году была равна 30,8%, в 2015-м — 29,7%, в 2016-м — 28,3%.

•    Доля ЕС в импорте Турции в 2014 году составляла 30,6%, в 2015-м — 37,9%, в 2016-м — 38,9%. Доля импорта, который мы осуществляем из стран — членов ОИС (несмотря на то, что импортируем нефть), в 2014 году была на уровне 12%, в 2015-м — 10,8%, в 2016-м — 11,2%.

•    Объем прямых иностранных инвестиций, пришедших в Турцию с 2002 года, — 136 миллиардов долларов. Из них 101 миллиард, то есть 74,5%, поступили из Европы. Прямые иностранные инвестиции из стран Ближнего Востока составляют 16 миллиардов долларов, доля в общем объеме инвестиций — 11,7%.

Наш союз, наш брак с ЕС отнюдь не был безоблачным, это верно. Но цена за разрушение этого брака крайне высока для каждой из двух сторон. В этой связи к проблеме нужно подходить благоразумно. По поводу референдума министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier, будущий президент Германии), посетивший Турцию, сказал: «Это вопрос остается на усмотрение Турции», — тем самым он бросил мяч на нашу половину поля. Таким образом, если итогом возможного референдума станет ответ «ЕС — нет», они смогут утверждать: это вы от нас отказались. Поэтому мы говорим, что к проблеме нужно подходить рационально. И это прежде всего задача министерства иностранных дел и министерства по делам ЕС. На сегодняшний день ни в одном из этих ведомств не возник какой-либо альтернативный подход к решению проблемы. Задача остается президенту. Президент остался практически один.