На праздновании 60-летия независимости Финляндии 6 декабря 1977 года кроме финнов также присутствовал Алексей Косыгин, супруга вице-президента США Джоан Мондейл (Joan Mondale), монархи стран Северной Европы, премьер-министр Швеции Турбьёрн Фельдин (Thorbjörn Fälldin), премьер-министр Дании Анкер Йоргенсен (Anker Jörgensen) и премьер-министр Норвегии Одвар Нурдли (Odvar Nordli).

В ходе праздника произошло яркое и значительное столкновение, воспоминаниями о котором участники делились еще долго. Воспоминания американцев были обнародованы на сайте Wikileaks. Организация опубликовала дипломатическую переписку США 1979 года, в том числе появился раздел под заголовком Kosygin-Nordic Helsinki Confrontation.

Нижеследующее описание происходившего в Президентском дворце составлено из воспоминаний американцев. Сообщается, что в нем использованы также рассказы «высокопоставленных шведских чиновников».

Днем ранее Косыгин через посла СССР попросил у министра иностранных дел Финляндии разрешения встретиться с главными лицами стран Северной Европы в Президентском дворце. За организацию отвечал заместитель министра иностранных дел Игорь Земсков, с которым, по словам шведского источника, было очень тяжело иметь дело.

Есть дела и поважнее

Как сообщается, встреча состоялась 21-21.30 в зале Президентского дворца. Велась фотосъемка, но разговоры слышны не были. На празднике и так было довольно шумно, и слышать стало только хуже после того, как начался фейерверк в Южном порту.

Алексей Косыгин сначала сидел рядом с госпожой Джоан Мондейл. Говорят, что изначально он был в хорошем расположении духа, но потом внезапно сообщил Мондейл о том, что получил известие о смерти своего военного друга-маршала и очень расстроился. После этого он направился к столу, где сидели премьер-министры стран Северной Европы.


В итоге за круглым столом оказалось девять мужчин и переводчица.

После того, как датчанин начал говорить об ОБСЕ, раздражение Косыгина, по свидетельству окружающих, стало заметно.

Он выпалил, что СССР не видит необходимости в новых встречах только ради встреч, поскольку у «правительств европейских государств есть дела поважнее».

Алексей Косыгин начал говорить о том, что СССР и страны Северной Европы являются миролюбивыми странами, но «Норвегия настроена враждебнее других стран». Затем он выразил беспокойство тем, что войска ФРГ принимают участие в учениях НАТО в Норвегии.

Неожиданно и резко

Премьер-министр Дании Анкер Йоргенсен ответил, что в Балтии больше свидетельств о присутствии Организации Варшавского Договора, чем НАТО, и она постоянно стремится приблизиться к Дании. По словам Йоргенсена, агрессивные представления о НАТО Косыгина не соответствовали действительности.

Говорят, что Косыгин очень разозлился. Он сказал, что не собирается подсчитывать количество кораблей из Хельсинки.

Премьер-министр Норвегии Одвар Нурдли заявил, что Норвегия не являлась базой для военных действий против других стран со времен викингов. Он также сообщил, что у Швеции есть ядерный потенциал.

«Не могу понять, как Нурдли может говорить как за Данию, так и за Швецию», − «неожиданно и резко» заявил Косыгин.

Премьер-министр Финляндии Калеви Сорса (Kalevi Sorsa), присутствовавший за столом, попытался успокоить стороны и начал говорить о возможных совместных экономических проектах стран Северной Европы и СССР.

Косыгин не успокоился. Он поднял вопрос о нейтронной бомбе и потребовал от Норвегии высказать свою позицию по этому вопросу.

«Take it easy Kosygin»


Министр иностранных дел Норвегии сказал, что Норвегия сообщила о своей позиции в Брюсселе.

«Явно разозленный и раздраженный» Косыгин потребовал сообщить, почему Нурдли не может сообщить подробнее о политике Норвегии по отношению к «ужасному оружию».

«Take it easy Kosygin (Не волнуйся, Косыгин)», − выпалил тогда по-английски датчанин Анкер Йоргенсен сидящему рядом Косыгину.

В конце воспоминаний сообщается, что Йоргенсен добавил, что не считает необычным то, что Нурдли не стал подробно сообщать о позиции страны, поскольку Косыгин также не рассказал о ситуации в регионе Балтийского моря.

Финны попытались разрядить ситуацию и позже.

Согласно одному воспоминанию, «источник, близкий к премьер-министру Калеви Сорсе, сообщил нам, что рассказы о столкновении министров были преувеличены» и Косыгин позже извинился за ход беседы. По мнению финнов, главной причиной того, как проходила беседа, был Земсков.