Было бы изрядным преувеличением говорить, что центр не может устоять, и в мире воцарилась анархия, но справедливости ради надо признать, что тектонические плиты европейской политики смещаются. То, что это так, за одну неделю в ноябре-декабре 2016 года продемонстрировали результаты выборов во Франции и в Италии, и в меньшей степени — в Австрии.

Во Франции после победы 28 ноября 2016 года Франсуа Фийона (Francois Fillon) на внутрипартийных праймериз, определивших его как кандидата от правой партии «Республиканцев», который будет участвовать на президентских выборах в 2017 году, и на фоне роста популярности лидера и кандидата от правого Национального фронта Марин Ле Пен (Marine Le Pen) нынешний президент-социалист Франсуа Олланд заявил, что он в президентских выборах участвовать не будет. Опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что поскольку Фийон и Ле Пен лидируют, кандидат от социалистической партии — будь то премьер-министр Мануэль Вальс (Manuel Valls) или кто-то другой — вряд ли сможет пройти во второй тур, и уж тем более победить.

В Италии премьер-министр Маттео Ренци столкнулся с кризисом, связанным с проходившим в воскресенье 4 декабря 2016 года референдумом, на котором 55% итальянцев проголосовали против его инициативы и 45% — за. 41-летний левоцентрист Маттео Ренци хотел путем референдума изменить конституционную систему, согласно которой обе палаты парламента имеют практически равные полномочия и часто блокируют принятие законов. Ренци предложил ограничить власть сената, тем самым упростив законодательный процесс, а также сократить полномочия региональных властей Италии, тем самым укрепив власть центрального правительства.

Комплексный референдум, который для избирателей был не совсем понятным, по сути, стал референдумом, на котором решалась судьба Ренци и его руководства, а также итальянского национализма. Для некоторых избирателей, которые косвенно выражали свое недовольство Евросоюзом, голосование было за «выход Италии» — итальянский вариант Брексита. Что более важно, референдум продемонстрировал (как это было и в других европейских странах) протест против иммиграции. На сегодняшний день Италия в 2016 году приняла у себя 171 тысячу мигрантов.

Против референдума выступали в первую очередь левацкое Движение пяти звезд (MSS), ультраправая партия «Лига Севера» (Northern League) и в какой-то степени правоцентристская партия «Вперед, Италия» (Forza Italia). Движение MSS, основанное в 2009 году и возглавляемое бывшим комиком, ставшим политиком, Беппе Грилло (Beppe Grillo), который хочет, чтобы Италия вышла из еврозоны, является популистской, экологической организацией, выступающей против истеблишмента. Он видит Италию как «страну, застрявшую в грязи» и отставшую от жизни. На парламентских выборах 2013 года движение стало вторым по количеству набранных голосов и завоевало 109 из 630 депутатских мест в парламенте. Движение MSS показало хорошие результаты на выборах в мэры по всей Италии, а также на парламентских выборах.

Правая партия «Лига Севера», основанная в 1991 году, хочет, чтобы Италия стала федеративным государством, и в разное время призывала к тому, чтобы северные провинции отделились и создали свое собственное государство. Партия получает около 4% голосов избирателей.

Однако в успешном продвижении крайне правых в европейской политике произошел сбой 4 декабря 2016 года, когда потерпел поражение Норберт Хофер (Norbert Hofer), кандидат от ультраправой «Партии свободы» на пост президента Австрии. Победа имела бы символическое значение, и он стал бы первым после окончания Второй мировой войны ультраправым политиком на посту главы государства в европейской стране. Тем не менее, его относительно высокие показатели будут стимулом для его собственной партии, а также для подобных националистических партий, стремящихся к власти в других странах.

Норберт Хофер уже почти одержал победу на президентских выборах в мае 2016 года, получив 49,7% голосов, когда его соперник кандидат от партии «зеленых» Александр Ван дер Беллен (Alexander Van der Bellen) получил 50,3 %, добившись преимущества в 30,8 тысяч голосов. Однако из-за нарушений в почтовых бюллетенях в 94 из 117 округах результаты выборов были объявлены недействительными, и повторные выборы были назначены на 4 декабря 2016.

Австрийская партия свободы была основана в 1955 году бывшим генералом гитлеровских войск СС и известна своим антисемитизмом. Сегодня некоторые члены партии носят на одежде синий василек — символ немецкого национализма, который использовался гитлеровцами в качестве тайного символа.

Занимающий пост председателя партии с 2005 года Хайнц-Кристиан Штрахе (Heinz-Christian Strache) — популист, ультраправый политик и придерживается еще более радикальных взглядов, чем Хофер. В апреле 2012 года он разместил в Facebook карикатуру, на которой был изображен банкир-еврей с крючковатым носом. Он назвал нацистские лагеря смерти «учреждениями для наказаний». Он подверг резкой критике канцлера Германии Ангелу Меркель за то, что она пустила в Европу бесконечные толпы мигрантов. Согласно его политической программе, «из-за неконтролируемого наплыва мигрантов, чуждых нашей культуре, которые просачиваются в нашу систему социального обеспечения,… в среднесрочной перспективе не исключена гражданская война».


Кандидат в президенты Хофер — 45-летний бывший авиаинженер, ходит с тростью из-за травмы, полученной в 2003 году при падении с параплана, и при этом носит пистолет. Как Марин Ле Пен (и в отличие от Штрахе), Хофер отмежевался от антисемитизма — прошлого и настоящего.

Политические установки Хофера похожи на принципы других европейских ультраправых организаций — он выступает против иммиграции, боится исламского терроризма, выступает против элиты, за противодействие глобализации, и делает упор на национальную идентичность. Один из его главных лозунгов в ходе предвыборной кампании созвучен риторике, звучавшей во время президентской кампании в США в 2016 году: «Сейчас вы нужны своей родине». Вена, заявляет он, не должна стать Стамбулом. Как твердый националист, Хофер выражает озабоченность по поводу Турции и того, что турки едут в Австрию.

В случае своего избрания он бы созвал референдум о членстве в ЕС, и о включении в состав Австрии Южного Тироля (Альто-Адидже), который перешел под контроль Италии в 1919 году и с 1948 года является автономной провинцией. Еще более решительно он заявил о том, что ислам не относится к числу австрийских ценностей, и что иммигрантов, совершающих такие преступления, как изнасилование, следует подвергать уголовному наказанию.

Эта попытка ограничить иммиграцию мусульман в Европу предпринимается в то время, когда убежденность в том, что мусульмане не могут быть частью национального сообщества, вполне понятна. Опрос, проведенный в Великобритании в декабре 2016 года, показывает, что мусульмане в стране живут в анклавах в своих поселках, у них есть свои школы и телеканалы. Как ни парадоксально, в докладе британскую полицию критикуют за то, что она «потворствует» этническим меньшинствам.

43% живущих в стране мусульман хотят, чтобы взамен британским законам были введены хотя бы некоторые положения шариата. Беспокойство вызывает и то, что значительное число мусульман в Великобритании верят в теории заговора. Около 31% из них считают, что в терактах 11 сентября виновато правительство США, а 7% считают, что виноваты евреи. Лишь 4% обвиняют в терактах против США «Аль-Каиду».

Свидетелями успеха на выборах ультраправых и националистических партий стали и многие другие европейские страны. К ним относятся Швейцария (Швейцарская народная партия, за которую выступают 29% жителей), Венгрия (партия «Йоббик» — 21%), Дания (Датская народная партия — 21%), Нидерланды (Партия свободы — 10%), Греция («Золотая Заря» — 7%). Даже в Германии ультраправая партия «Альтернатива для Германии» (AfD) получила на берлинских выборах в сентябре 2016 года 14% голосов, впервые войдя в местный парламент. Более того, сейчас партия AfD представлена в 10 из 16 ландтагов Германии.

Во всех этих странах наблюдается протест и общественное недовольство теми, кого считают элитой, и центристской политикой страны. Негативная популистская реакция, на волне которой Трамп был выбран хозяином Белого дома, и Великобритания выходит из Евросоюза, продолжается. Президент Трамп и его администрация должны выработать политику с учетом растущего влияния популистов в Европе и роста влияния экстремистских националистических партий, выступающих против системы.