Несколько визитов в Москву в последнее время заставляют задумываться о роли России в мусульманской мире. То, что характеризуют как активные контакты с Талибаном в Афганистане, а также попытки найти союзников в Ливии, указывает на то, что амбиции России простираются дальше, чем стремление добиться успеха в своей поддержке Башара Асада в Сирии. Потому что — как и в Сирии — Россия налаживает контакты с региональными антиамериканскими силами как в Афганистане, так и в Ливии.

Сначала Ливия. На прошлой неделе Москву посетил ливийский военный деятель Халифа Хафтар (Khalifa Hifter), в частности, для того, чтобы провести встречу с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, сообщает Deutsche Welle. Ему было нужно оружие для борьбы со своими противниками на родине. Ходят слухи, что взамен он хочет предложить России базу для флота.

В последние годы в Ливии два правительства. Правительство в Триполи поддерживает Запад, в то время как Хафтар поддерживает правительство, резиденция которого находится в Тобруке на востоке страны. Именно силы под предводительством Хафтара выбили недавно исламистов из Бенгази, крупнейшего города, восставшего против Каддафи в 2011 году.


Что касается стратегии России на Ближнем Востоке и в Северной Африке, то она направлена на поддержку режимов. То, что президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah El-Sisi) снова превращает страну в военную диктатуру, для Москвы означает восстановление стабильности. Путин и ас-Сиси прекрасно ладят друг с другом, точно так же, как и ас-Сиси и ливийский военный деятель Хафтар. Оба они — профессиональные военные и идеологические противники политического ислама.

Еще и Афганистан.
Ряд встреч в Москве и беспокойном соседе Афганистана на юге, Таджикистане, вызывает беспокойство в Кабуле и Вашингтоне, пишет Reuters. Командующий американскими силами в Афганистане, генерал Джон Николсон (John Nicholson), на прошлой неделе заявил, что опасается того, что контакты России с Талибаном придадут организации легитимность. Но на самом деле страх гораздо глубже. Афганская и американская службы безопасности опасаются, что Россия снабжает Талибан оружием и предоставляет ему экономическую поддержку, чтобы активизировать борьбу с афганским правительством и союзниками, которые его поддерживают.

Намеки на официальное российское участие в Афганистане российский МИД решительно отвергает. Представитель МИД Мария Захарова заявила, что Россия не ведет тайных переговоров с организацией и никак ей не помогает. В то время как Талибан дает иную картину контактов. По данным Reuters, представитель Талибана утверждает, что они часто контактировали с Россией, начиная с 2007 года.

«У нас был общий враг. Нам нужна была поддержка, чтобы отделаться от США и их союзников в Афганистане, а Россия хотела, чтобы все иностранные силы как можно скорее покинули бы Афганистан», — заявил высокопоставленный представитель Талибана в беседе с Reuters. Россия поддерживала США в войне с террором, когда альянс под руководством США вторгся в Афганистан в 2001 году и отстранил Талибан от власти в стране. Но потом Москва стала относиться в роли США в Афганистане критически.

Что общего между этими двум моментами? То, что, как и в Сирии, контакты России бросают вызов тем, кто, поддерживает США в Ливии и в Афганистане. Ливия во многом похожа на Сирию. Там Хафтар ведет борьбу с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории России, — ред.) и исламистскими экстремистами и стремится объединить страну. Мы является свидетелями «государственного строительства» по-русски.

В АфганистанеI иначе. Талибан — прямой результат российской интервенции в Афганистане в 1979 году. США поддерживали Талибан деньгами и оружием. США снабжали Талибан ракетами «земля-воздух», которые могли сбивать российские вертолеты, что приводило к большим потерям среди русских. Сейчас же игра в Афганистане повернулась на 180 градусов, Талибан перешел в наступление против союзников США, которые занимают офисы правительственных учреждений в столице Кабуле.

Интересы России в Афганистане очевидны.
С точки зрения Москвы, Афганистан — некое продолжение Средней Азии, политических задворок России. Российские интересы в Ливии менее явные. Но перспективы заиметь военную базу, которая станет второй на Средиземноморье, конечно же, очень привлекательны. Кроме того это стало бы местью за то, что НАТО использовала свою авиацию для смены режима и свержения Каддафи, убитого в 2011 году. С точки зрения Москвы, Ливия — классический пример вероломства Запада, чей «идеализм» ведет к катастрофе. У Путина есть все основания присутствовать и в том, и в другом театре военных действия.