На этой неделе мы наконец узнали профессиональное заключение ЦРУ о вовлеченности России в процесс наших президентских выборов. Оно гласит, что Россия крала информацию из компьютеров Демократической партии и штаба Клинтон, чтобы помочь Трампу победить. ЦРУ не одиноко в своих выводах: и директор Национальной разведки, представляющий все 16 специальных служб, и глава Министерства внутренней безопасности в один голос говорят о том, что за хакерскими атаками стоит Россия. ФБР тоже считает Россию причастной ко взломам, но пока не пришло к выводам относительно ее мотивов.

Мы пока только начинаем осмысливать тот факт, что зарубежное государство вмешивается в американские демократические выборы. Но когда речь заходит о России и о ее отношениях с Дональдом Трампом, предвыборные хакерские атаки могут оказаться лишь верхушкой айсберга. Американское общество не имеет доступа к информации разведывательного сообщества (в совокупности это 16 ведомств) о российском государстве, его банках, олигархах, их взаимоотношениях со штабом Трампа, о его коммерческих предприятиях и о самом избранном президенте. Такая ситуация должна измениться до 20 января. Информация должна быть обнародована.

Я проработала в военном ведомстве 20 лет, из них последние три года в качестве помощника министра обороны по России, Украине и Евразии. За это время мы с коллегами убедились в том, что российские кибероперации становятся все более амбициозными и коварными. Если раньше русские проводили DоS-атаки (в 2007 году против Эстонии, а в 2008 году против Грузии), в 2014 году нарушали работу украинского интернета и мобильной связи, а годом позже функционирование украинской системы электроснабжения, то теперь они перешли к кибершпионажу и к публикации украденной информации в целях воздействия на население, в том числе, на российское. В 2014 году, когда Соединенные Штаты и Евросоюз вели переговоры о создании переходного правительства на Украине, Россия обнародовала перехваченный разговор между моими коллегами Викторией Нуланд и американским послом на Украине Джеффом Пайеттом, в ходе которого Нуланд нецензурно отзывается о ЕС. Цель заключалась в том, чтобы поставить американских официальных представителей в неловкое положение и усилить напряженность между ними и их европейскими партнерами.


Я наблюдала за тем, как Россия финансирует крайне правые и крайне левые политические партии в Западной и Восточной Европе (прежде всего, во Франции и Венгрии), а также некоммерческие организации, и при помощи мер экономического давления (особенно в нефтегазовом секторе) воздействовала на европейских политиков, добиваясь от них поддержки российских целей и задач. Этой осенью мы увидели, что Москва продолжает вмешиваться в политику других стран, поскольку она финансировала пророссийские политические партии в Молдавии и демонстрации против ее прозападного правительства. На этой неделе глава немецкой контрразведки выступил с предостережением, сказав: «Мы наблюдаем агрессивный и разрастающийся кибершпионаж и кибероперации, которые могут поставить под угрозу немецких государственных деятелей, членов парламента и сотрудников демократических партий».

От высокопоставленных руководителей разведки нам известно, что хакерские атаки и передача информации WikiLeaks были организованы российским государством с двоякой целью. Задача минимум: ослабить доверие американцев к своим политическим процессам. Задача максимум: повысить шансы на победу Трампа на выборах. Мы должны прислушаться к их словам. Получая большой объем разведывательной информации о России на протяжении трех важнейших лет, я знаю, что наша разведка в этой стране работает прекрасно, в отличие, например, от Северной Кореи.

С учетом российских возможностей и ее последних действий будет нелишне задать вопрос о том, действительно ли Трамп «марионетка», как его насмешливо назвала госсекретарь Клинтон во время вторых президентских дебатов. Что если он обязан в финансовом и политическом плане тем русским, которые близки к правительству и к Кремлю? И если это так, то будет ли он следовать в русле путинских интересов? Надо ли нам ждать активной «перезагрузки» напряженных взаимоотношений между двумя странами до такой степени, что это даже пойдет во вред американским интересам, таким как стабильность наших союзников в Европе, и американским ценностям, таким как демократия и права человека? Если администрация Трампа попытается начать такую перезагрузку, стоит отметить, что любые уступки США наверняка будут временными и преходящими. По внутриполитическим причинам Соединенные Штаты нужны Путину в качестве врага России с учетом ее нынешней экономической ситуации и экономических перспектив, а также того обстоятельства, что в 2018 году там состоятся президентские выборы.

На сегодня у нас уже достаточно догадок и очень много нераскрытой информации, чтобы встревожиться по поводу сценария с «марионеткой». Есть признаки того, что штаб Трампа принимал участие в координации утечек украденной информации. Достаточно вспомнить про визиты тогдашнего советника Трампа Картера Пейджа (Carter Page) в Москву и заявления русских о том, что они поддерживают контакты с его штабом. Следует вспомнить и то, как Трамп на телевидении публично призывал российское государство и дальше осуществлять хакерские взломы компьютеров Хиллари Клинтон. Его штаб отмахивался, называя это шуткой; однако убедить удалось далеко не всех. Наверное, будет преувеличением говорить о том, что Кремль и российские секретные службы вывели Трампа на прямую дорогу к президентству, но они определенно посодействовали ему в этом — пожалуй, неожиданно для себя.

После выборов различные высокопоставленные российские руководители, такие как заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков, утверждали, что они регулярно ведут беседы с лагерем Трампа. Пресс-секретарь Трампа Хоуп Хикс (Hope Hicks) это отрицала. Если российские представители не лгут в этой игре со ссылками на других лиц, возникает вопрос: о чем они говорили и что планировали.

От Дональда Трампа-младшего мы знаем о том, что Россия занимает важное место в их семейном бизнесе. Но мы не знаем, какие суммы российских денег в этом задействованы, и чьи это деньги. Как Трамп выкарабкался из долгов? Кому он должен? Кто предоставляет финансовое обеспечение под его кредиты? Обязан ли он чем-то российским олигархам и банкам, которые находятся под пятой Кремля и его спецслужб?

Если такие связи существуют, то обязательно возникнут серьезные внешнеполитические последствия, состоящие в том, что президент Трамп будет содействовать путинским устремлениям. Эти устремления следующие: статус равноправных партнеров между США и Россией; сфера влияния для России в Европе, Евразии и Центральной Азии, какая существовала в XIX-м веке; признание жестоких недемократических диктаторов, вопреки ненасильственным попыткам населения отстранить их от власти. Кроме того, Соединенные Штаты вряд ли будут отвечать на российские кибератаки, и могут отказаться от решительного сдерживания российских военных, нарушающих нормы поведения в воздухе, на море и в космосе.

В Европе это будет означать отказ от дальнейшего расширения НАТО и от предоставления военной и прочей помощи не входящим в этот альянс странам, таким как Украина и Грузия, которые частично оккупированы российскими войсками и пытаются сохранить свой политический и экономический суверенитет. Это может остановить их продвижение к демократии и рыночному капитализму. На Ближнем Востоке это приведет к тому, что жестокий диктатор Башар Асад попытается управлять Сирией силовыми методами, в чем ему будут помогать Россия и Иран.

В результате ослабнет безопасность. Страны Восточной и Западной Европы начнут преследовать свои собственные интересы, вооружаясь в одностороннем порядке, ослабляя НАТО и еще больше раскалывая ЕС. С ослаблением механизма коллективной безопасности и американского сопротивления у России может возникнуть соблазн испытать страны НАТО на прочность. В этих целях она может направить свои войска в Прибалтику для защиты русского населения или начнет проводить опасные военные маневры в воздушном и морском пространстве НАТО. В случае возникновения конфликта между крупными европейскими державами, которые в совокупности являются нашим главным торговым партнером, а по отдельности нашими ближайшими союзниками, пострадают основополагающие интересы США. Если Америка решит встать на сторону России, отказавшись от своих европейских союзников, это станет актом отречения от американских интересов и ценностей. В Сирии потерпит окончательное поражение умеренная оппозиция, и начнется ожесточенная и кровавая партизанская война против Асада, Ирана и России.

Внутри страны из-за отказа от активных действий в ответ на российское кибервмешательство и от создания сил противодействия нападениям на американскую военную и гражданскую инфраструктуру ослабнет наша безопасность. У российского государства появится больше соблазнов для нарушения нормальной жизни в Америке посредством кибератак и других инструментов, так как она будет знать, что риск для нее невелик. И Москва будет это делать, чтобы добиться снятия санкций и нанести удар возмездия в ответ на закон Магнитского. Сотрудничество с ней в таких условиях еще больше ослабит Америку, посеет взаимное недоверие между нашими армиями и нарушит баланс ядерных и обычных сил.

Многим американцам весь этот сценарий российской интервенции может показаться притянутым за уши. Политологи и бывшие политики, такие как я, знают, что нельзя делать поспешные выводы, основываясь на недостаточных фактических данных. А Трамп отказывается давать ответы на важные вопросы. Возможно также, что самые трезвые и профессиональные члены кабинета, такие как Джим Мэттис (Jim Mattis) и Джон Келли (John Kelly), будут успешно отстаивать американские интересы, сдерживая и умеряя совершенно очевидную склонность окружения Трампа идти навстречу Путину.

Тем не менее, поводов для беспокойства сегодня предостаточно. В современной политической истории нельзя было и представить себе такое мощное иностранное воздействие на американскую демократию. Поэтому, прежде чем мы приступим к межведомственным дебатам о России, прежде чем избранный президент будет приведен к присяге, американский народ должен узнать, что известно разведывательному сообществу о его бизнесе, о связях с русскими и с Россией.

Разведывательное сообщество, и особенно ЦРУ, не захотят раскрывать большие объемы информации, дабы не разоблачить свои источники и методы работы. Но если оправдаются наши худшие опасения, и станет известно, что Трамп сознательно получал выгоду от кремлевской поддержки, новая администрация в любом случае поставит эти источники и методы под угрозу. У его команды будет мощный стимул ликвидировать средства сбора и анализа информации, а также каналы информирования других представителей исполнительной и законодательной власти. А поскольку общество и законодатели требуют большей ясности, им следует сосредоточиться на ряде конкретных вопросов:

1) Как Россия осуществляла вмешательство в ход американских выборов?

2) Вступали ли какие-то граждане США в преступный сговор с Россией в целях содействия кремлевским попыткам вмешательства в избирательный процесс? Если да, то знали ли об этом помощники Трампа и он сам?

3) Давали ли русские Трампу и / или его компаниям деньги (в том числе, взаймы)? Оказывали ли они ему финансовое содействие, предоставляли ли финансовое обеспечение?

Если ответы на эти вопросы покажут, что избранный президент задолжал российскому государству или людям, которые связаны с Кремлем, разведывательное сообщество и официальные лица из органов политической власти должны раскрыть все, что им известно о связях и контактах помощников Трампа с российскими чиновниками, а также о том, что они обсуждали.

В США есть государственные служащие, которым известны ответы на эти вопросы. Самые влиятельные среди них, кто может снять гриф секретности с разведывательной информации, покинут свои посты, когда власть перейдет к Трампу. Плохо то, что журналисты Washington Post на основе сверки фактов назвали Трампа главным «Пиноккио» из числа всех кандидатов в президенты. Но будет гораздо хуже, если окажется, что отец Пиноккио плотник Джеппетто это Владимир Путин, который дергает его за нитки — и если люди, которые могли предостеречь американцев, не сделали этого.