В феврале 1982 года сирийский президент Хафез аль-Асад (Hafez al-Assad) разбомбил маленький провинциальный городок Хама, чтобы подавить восстание Братьев-мусульман.

Подсчеты, которые никогда не подтверждались официально, показали, что было убито 10−20 тысяч человек. Жителей убивали, пытали и избивали. Убивали мужчин, женщин и детей. Хама был закрытым городом во время этих событий.

Британский журналист Роберт Фиск (Robert Fisk) описывает в своей книге «Pity the Nation» (Жаль народ) свое посещение год спустя после трагедии в Хаме: старый город — стены, мечети, узкие улочки — настоящий музей, который просто исчез с земной поверхности.

Античные руины, превращенные в большую только что заасфальтированную площадь.

В эти дни сценой трагедии стал город культуры Алеппо. И рассказы об этом заставляют вспомнить невообразимую катастрофу Хамы.



Тогда мир спрашивал сам себя: как это могло случиться?

Точно так же, как он много раз спрашивал себя после трагедий и руин, созданных человеком в других местах на земном шаре. И точно также он будет спрашивать снова после Алеппо.

Трагическим подтверждением человеческих страданий этого года являются не только руины, но также и демонстрация явного бессилия международного сообщества. В Сирии это трагедия и моральный коллапс, ответственным за которые является сын Хафеза аль-Асада, ответственного за трагедию в Хаме. Башар аль-Асад получил теперь власть над Алеппо, но никогда он не сможет смыть кровь со своих рук.

После геноцида в Руанде мир обещал, что с кровавыми бойнями будет покончено, и мы больше никогда их не увидим.

Было принято "responsibility to protect", т. е. понятие, где мы, международное сообщество, взяли на себя ответственность защиты мирного населения. Но ни один международный принцип не может быть сильнее тех народов, которые стоят за ним. Несмотря на недавние попытки США и России договориться о решении, решение не было найдено. Бессильное невинное гражданское население снова платит цену за преступления деспотов и бессилие западных великих держав.

Ни у кого нет точных данных о событиях в Алеппо. Или о том, что там можно было бы сделать иначе. Но трагедия велика.

Падение Алеппо может изменить возможное окончательное решение в этой международной игре. Будем надеяться, что жертвы Сирии никогда не будут забыты.