Убийство посла РФ в Турции Андрея Карлова 19 декабря вечером в Анкаре во время открытия фотовыставки «Россия глазами турок» вызвало противоречивый резонанс в мире. Но все по порядку.

Напомним, что в результате стрельбы в арт-галерее российский дипломат получил тяжелые ранения и был доставлен в больницу, где позже умер. Как сообщает турецкое издание Daily Sabah, нападающего звали Мерт Алтинташ, который в 2014 году окончил учебу в полицейской академии в городе Измир. Также известно, что во время нападения злоумышленник не был на полицейском дежурстве.

По словам фотографа агентства AP, одетый в костюм и галстук нападающий произвел как минимум восемь выстрелов. По данным агентства, он выкрикивал: «Не забывайте Алеппо, не забывайте Сирию. Пока наши города не чувствуют себя в безопасности, и вы не будете знать вкусу безопасности, назад меня отсюда заберет только смерть. Все, кто хоть частично причастен к сирийским преступлениям, будут отвечать один за другим». И в самом деле, из арт-галереи 22-летний полицейский не вышел живым. Его обезвредили в результате полицейской операции.

Западные лидеры фактически единодушно осудили убийство российского посла, назвав его актом терроризма. А президент России Владимир Путин пообещал усилить борьбу с терроризмом. «И бандиты это на себе почувствуют», — отметил он со свойственным ему безапелляционным тоном.

Тем временем провластные СМИ в Турции считают, что за убийством Карлова стоит проживающий в США турецкий исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, который стремится дестабилизировать отношения России и Турции.

А издание Karar, которое также занимает провластную позицию, отмечает, что покушение было совершено накануне «критически важной встречи относительно Сирии», в которой должны принять участие Турция, Россия и Иран.

А вот как оценивают  зарубежные СМИ события в Анкаре. В частности, британская Times считает, что убийство российского дипломата в Анкаре является испытанием для нынешних отношений между Россией и Турцией. «Поиск внешнего врага и недоверие к США могут на некоторое время сблизить позиции Путина и Эрдогана, но рано или поздно соперничество двух стран за лидерство и влияние в регионе выйдет на первый план», — отмечает это издание.

The Guardian считает, что Путин и Эрдоган теперь найдут взаимопонимание и общую платформу, чтобы обвинить в убийстве российского посла какую-то третью силу.

Несколько иной была реакция на убийство российского посла на Украине, в частности в социальных сетях. Например, глава внешнеполитического ведомства Павел Климкин написал в своем Twitter: «Россия несет ответственность за ужасные нарушения прав человека и убийства тысяч невиновных людей в Сирии и Украине. Правда, это не является оправданием убийства посла одной страны в другой. Международное право и права человека должны соблюдаться!»

Между тем некоторые украинские политики обратили внимание на другой аспект этого события. Например, мэр города Днепр Борис Филатов отреагировал на это трагическое событие в Анкаре следующим образом. «Убийство дипломатов всегда является вопиющим нарушением международных норм. Но когда мир закрывает глаза на чужие страдания и отказывается услышать мольбу несчастных, всегда найдется молодой, красивый и жертвенный, кто напомнит миру о его подлости и лукавстве», — написал он на своей странице в Facebook. При этом он напомнил о Николае Лемике, который в 1933 году убил советского чиновника во Львове, чтобы еще раз сказать миру о голодоморе. «Закончил свой жизненный путь Николай в 1941 году. Его расстреляли гестаповцы. За украинский национализм», — подчеркнул Филатов.

Достигнет ли Путин еще большего?…

Его цель — из-за обострения ситуации в Сирии заставить всех основных игроков разговаривать с Кремлем

«День» обратился к Послу по особым поручениям в делах Турции и Кавказа Сергею Корсунскому прокомментировать убийство российского посла и рассказать, как это может повлиять на отношения между Россией и Турцией и в целом на ситуацию в регионе, и какие выводы должна сделать Украина.

— Я бы не переоценивал влияние этого события на глобальные процессы. Конечно, я хорошо знал российского посла. Он приехал в Турцию, когда я был там послом. Карлов типичный дипломат со времен холодной войны. Он 17 лет работал в Северной Корее, что само по себе свидетельствует о чем-то. Он четко отстаивал позицию Кремля: то есть Крым — их, Донбасс — их, и так далее. (Кстати, именно благодаря его усилиям был недопущен  фильм «Хайтарма», рассказыввающий о депортации крымских татар в 1944 году, к участию в кинофестивале «Золотой апельсин» в Анталье в сентябре 2013-го. — прим. авт.)

И все время на протяжении российской агрессии мы находились по разные стороны баррикад.

Конечно, убийство посла является абсолютно недопустимой вещью, потому что дипломаты не вооружены. У нас свои войны и свои битвы, и мы должны придерживаться определенной профессиональной этики или норм права. Поэтому убийство является очень плохим сигналом, но оно полностью объясняется той атмосферой, которая господствует в настоящий момент вокруг событий в Сирии, Алеппо. СМИ очень активно все это освещали, в частности в том контексте, что беззащитных детей и гражданских убивают войска Асада и россияне. Поэтому не исключается, что поступок молодого человека — просто специфический эмоциональный частный случай. С другой стороны, у турецких СМИ уже появились версии, что этот парень последователь Гюлена и соответственно это — продолжение мятежа 15 июля. И данный шаг направлен на то, чтобы сорвать процесс турецко-российского сближения. Я думаю, что немного рано об этом говорить как о факте. Но это не исключается.

Вместе с тем я не думаю, что это повлияет на отношения между Турцией и Россией. Потому что в данном случае очевидно, что это убийство не могло быть никоим образом инспирировано официальной властью Турции. Это, безусловно, акт террора. Я не сомневаюсь в том, что в кратчайшие сроки турки найдут, кого наказать. Они уже арестовали его родственников и уже знают историю его жизни и предпринимают соответствующие шаги, конечно, вместе с россиянами.

Что касается параллелей между убийством Карлова и Александра Грибоедова… У российских СМИ появилась информация, что в этот день в планах Путина было участие на спектакле в Малом театре, где должны были ставить спектакль Грибоедова «Горе от ума». Это какая-то фантастическая карма, что Грибоедов был послом в Иране и его убили в Тегеране в 1829 году. И именно в Москве должны были состояться переговоры Турции, России и Ирана. И здесь впервые в истории в Анкаре убили российского посла.

— Кстати, разделяете ли вы мнение немецкого издания Frankfurter Allgemeine Zeitung, которое пишет в статье под названием «Геополитика: победителя зовут Путин», что расчет российского лидера относительно падения Алеппо оправдался и победа в Сирии — не единственный успех Путина в этом году.

— Мы четко осознаем, какой была с самого начала цель Путина, который ввязался в войну с Сирией. Ему нет никакого дела ни до Сирии, ни до Асада. Его задача — через создание невероятной проблемы с беженцами, что тревожит ЕС, и обострение ситуации вокруг Сирии и войны против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), что беспокоит США, или курдской проблемы, которая волнует Турцию, заставить всех основных игроков разговаривать с Кремлем. Этого они добились. Действительно, с ними все начали разговаривать, садиться за стол и дискутировать, что делать с Сирией. Но здесь все понятно: выведите войска и все нормализуется.

И сейчас остается вопрос, достигнет ли Путин еще большего? Ведь он рассчитывал, что будут отменены санкции и изнутри развалится НАТО и ЕС.

Вполне понятно, если Турция и США серьезно заинтересованы в прекращении войны в Сирии, то Путина интересует противоположное. Как можно на этих принципах найти какой-то компромисс. Думаю, что он своего не достигнет и в конце-концов такие шаги должны получить правовую оценку. Как правильно написал один американский обозреватель, «мы переживаем по поводу убийства посла России в Анкаре, а как быть с тысячами мирных жителей, которые были убиты при участии России».

Выводы для Украины. Нам необходимо исходить из собственных прагматичных интересов в отношениях с Анкарой. Мы не можем потерять Турцию, которая была, кстати, параллельно спонсором резолюции ГА ООН по Крыму. То есть, невзирая на сближение с Россией, Турция стоит на нашей стороне в вопросе соблюдения прав человека в Крыму.

Для нас Турецкая Республика является торговым и политическим партнером, кроме того, мы развиваем военно-техническое сотрудничество. Нам обязательно нужно находить прагматичные шаги и позитивную повестку дня, что позволит нам двигаться вперед. Что касается, в частности, сближения Анкары и Москвы, имея турецкий опыт, я привык судить по делам. Давайте подождем, посмотрим, к каким практическим шагам дойдет Турция и Россия в своем сближении. На сегодняшний день никакая проблема не решена: ни сирийская, ни скидка на газ, ни отмена виз с российской стороны. То есть на самом деле все это пока остается заявлениями на бумаге. Нам при этом остается воздержаться от того, чтобы покупаться на какие-то политические провокации как в прессе, так и со стороны России.