Убийство российского посла в Анкаре вызвало глубокое потрясение и одновременно породило опасение по поводу последствий этого преступления для стабильности региона. Некоторые комментаторы предупредили об опасности дальнейшего ухудшения российско-турецких отношений, вплоть до войны между ними, приводя в пример убийство наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда в 1914 году в Сараево, результатом чего стала Первая мировая война.

Но, скорее всего, потрясение было связано с тем, что убийство было практически показано в прямом эфире, как некое реалити-шоу. На самом деле это преступление не только не ослабит российско-турецкие отношения, наоборот, оно сильнее подтолкнет Эрдогана в объятия Путина.

Убийство посла стало декорациями, на фоне которых проходила встреча министров иностранных дел России, Ирана и Турции вчера в Москве. Встреча ознаменовала создание нового регионального союза, точнее, присоединение Турции к российско-иранскому альянсу, стремящемуся утвердить свою гегемонию в регионе.


Примерно год назад Россия вернулась на Ближний Восток после долгого отсутствия. Россия прислала в Сирию войска, чтобы сражаться на стороне Башара Асада. Сохраняющееся с тех пор широкое российское военное присутствие в Сирии, сопровождаемое строительством баз флота и авиации, свидетельствует о том, что Россия пришла надолго.

Возвращение России на Ближний Восток осуществлялось в сотрудничестве с Ираном, который прокладывает себе дорогу, и это принесло свои плоды. В Сирии российская авиация бомбит с воздуха, а иранцы воюют на земле. Можно предположить, что в основе сотрудничества России и Ирана, а также и «Хезболлы», лежит договоренность о разделе Сирии и о разделе всего Ближнего Востока — Ирака, Йемена, Ливана — на зоны влияния Москвы и Тегерана.

В течение минувшего года Турция оставалась по другую сторону баррикад, изо всех сил пытаясь не допустить роста иранского влияния в регионе и стараясь подрывать действия России в Сирии. Но в последние месяцы в Турции произошел поворот, и с учетом новой реальности в регионе Эрдоган сделал вполне ожидаемый шаг и с целью сохранения своей силы и статуса Турции примкнул к Путину.

В основе турецкого поворота лежит признание могущества России и ее способности причинить ущерб, а также признание того факта, что Вашингтон бросил Ближний Восток и своих союзников в регионе. Турки — реалисты в достаточной степени, чтобы понимать крайне низкую вероятность победы поддерживаемых ими повстанцев над Башаром Асадом в существующих условиях. И, помимо этого, Турция считает своими главными врагами курдов. Поэтому объединение с Москвой против курдов, которых поддерживает, кстати, Вашингтон, выглядит логичным и даже необходимым. Можно предположить, что в обмен на готовность Турции помочь России в стабилизации обстановки в Сирии спонсируемые Анкарой группировки получат иммунитет и продолжат удерживать территории на севере Сирии, в том числе, в Идлибе и окрестностях, и, главное, будут воевать вместе с турками против курдов, желающих установить свою автономию именно в этих районах.

Но кажется весьма ироничным, что на московскую встречу, посвященную судьбе Сирии, Асада не пригласили. Это показывает истинное отношение России к нему, а также и то, насколько подчинен им сирийский президент. Не менее символичным выглядит и то, что американцев тоже не пригласили на эту встречу, словно все это их совершенно не касается, и никто не собирается учитывать их мнение.

Союз Турции с Россией усиливает позиции Москвы, и теперь российское руководство может легко маневрировать между Анкарой и Тегераном и, действуя по принципу «разделяй и властвуй», продвигать свои интересы за счет Турции и за счет Ирана. Да, действительно, в этом случае, как и в случае многих других соглашений, договоренностей и альянсов, речь идет о союзе интересов, который не в состоянии преодолеть взаимное недоверие и подозрительность. Но оказалось, что только Путин, и, как это не удивительно, при крепко зажмуренных глаз американцев, в состоянии соединить Анкару с Тегераном, а их обоих — с Москвой.