Большинство россиян так ликовали по поводу победы Дональда Трампа, как будто президентом США избрали не его, а Владимира Путина. Даже депутаты Государственной Думы, которых вряд ли можно заподозрить в симпатии к «проклятой Америке», проявили снисходительность и отреагировали на эту новость дружескими аплодисментами.

 

В связи с неуемным ликованием моих сограждан я подумала, что Россия и США при всем различии политических систем все же в определенном смысле схожи. Во всяком случае, похоже, что большинство менее образованного населения верит сладким речам демагогов, когда те утверждают, что именно они, «простые американцы» (или «простые россияне») и есть соль земли, а не «циничные всезнайки».


Времена изменились

 

Во всяком случае, меня бы не удивило, если бы Дональд Трамп к концу своего первого срока выдвинул закон «Об оскорблении чувств простых американцев». В России такой закон уже есть. Он был принят Госдумой в 2013 году. Только он называется по-другому, а именно " Об оскорблении чувств верующих".

 

В советское время большинство населения были атеистами. И хотя в СССР не было закона " Об оскорблении чувств верующих«, атеисты не чувствовали себя оскорбленными. В тоталитарном государстве нет необходимости в таких законах. Направленный против «верующего меньшинства» государственный карательный аппарат гарантировал победное шествие антирелигиозного мышления. Большинство населения относилось к православной церкви в лучшем случае с насмешкой, в худшем они сопровождали — и это я видела сама — церковную процессию провокационным улюлюканьем.

 

Времена изменились. Атеистическое большинство в соответствии с духом времени — буквально с понедельника на вторник превратилось в верующее большинство. А атеисты из ЧК и комсомола своевременно поменяли свои «убеждения», и сегодня они маршируют во главе этих колонн. А на тех, кто — по каким бы то ни было причинам — не хочет маршировать с ними в одном ряду, на тех эти «новые верующие» смотрят косо.

 

Мы, меньшинство, должны уступить место их сплоченной когорте, в то время как православные новообращенные обвиняют нас во всех смертных грехах: от нетрадиционной сексуальной ориентации до защиты либеральных ценностей. И уже каждому нашему слову (книги, фильмы, пьесы) грозит перепроверка на «оскорбляющее содержание», которое может задеть чувствительное сердце «настоящего патриота», как его понимает «добродетельное» большинство.

 

Первые ряды квасных патриотов образуют «православные активисты», чьи манеры подозрительно напоминают манеры подзабытых комсомольцев. Как известно, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Под железным крылом государства можно в любой идеологической форме удобно и безопасно заниматься подстрекательством и скандалить.


Глубокие обиды

 

Можно еще долго доказывать, что ни в коем случае не все русские являются «православными активистами». И что эти маргинальные личности, которые закрывают художественные выставки и обливают «проклятых либералов» зеленкой и фекалиями, все равно сумасшедшие. В конце концов, психически неуравновешенные типы могут натворить что угодно! Но никакие аргументы не могут скрыть очевидное: по знаку властей большинство российского населения (которое уже сейчас приветствует сооружение памятников Иосифу Сталину и Ивану Грозному), охваченное имперской тоской, будет всегда «бороться» на стороне государства.

До последних президентских выборов в США я была уверена, что бунт «оскорбленного большинства» это чисто российская особенность. Но теперь, когда стали известны итоги выборов, стало очевидно, что население так называемых «красных штатов» США не менее оскорблено в своих чувствах, чем наше. Эти люди думают, что отдавая свой голос за Дональда Трампа, они мстят.

 

Не то, чтобы их оскорбляла претензия Хиллари Клинтон на Белый дом. Обида лежит глубже. Они чувствуют себя оскорбленными простым существованием этих сомнительных всезнаек из Нью-Йорка, Гарварда или из Силиконовой долины, которые предали «традиционные американские ценности». Защитниками этих ценностей, в конечном счете, являются они — провинциалы из Bible Belt и Rust Belt, которые борются за то, чтобы «сделать Америку снова великой». Однако, это уже просто невозможно. В Америке и без того один из самых высоких в мире доходов на душу населения и она единственная держава, что признал даже Владимир Путин.

 

Боюсь, что «феномен Путина» оказался более влиятельным, чем это казалось еще несколько лет назад. Без Путина не было бы Трампа. С аннексией Крыма российский президент открыл ящик Пандоры, из которого выползли все «бедные и обделенные» — и при этом не только российские, что было бы еще понятно, но и те «белые мужчины с, в лучшем случае, средним школьным образование и традиционной сексуальной ориентацией», которые живут по ту сторону Тихого океана, на противоположном конце света.

 

Американские выборы показали, что не только русские (из которых, действительно, многие живут за чертой бедности) обижены до боли в сердце, потому что глобализированный мир уже больше не их мир, потому что сосед ездит на определенной марке машины или — более обобщенно — потому что их надежды лопнули и их жизнь пошла прахом.

 

Без комплексов

 

Все они и есть те «Униженные и оскорбленные», которых описал еще Достоевский. Только в отличие от их литературных прототипов эти люди не только страдают, но у них есть и возможность выбора. Опросам по выборам нельзя доверять, потому что в России и, как выяснилось, также и в США маленькие люди свои глубокие обиды слишком часто тайно компенсируют тайком, боясь открыто признать, что они голосовали за Трампа. Или за Владимира Жириновского, который на политической карте России играет роль этакого «необузданного заместителя» и охотно говорит все то, что не решается сказать президент Путин.

© AFP 2016, Jesus Alcazar
Граффити с изображением Дональда Трампа в Мексике

Какая разница между требованием Жириновского «весь Северный Кавказ отгородить колючей проволокой» (чтобы предотвратить проникновение потенциальных террористов), и планом Трампа построить непреодолимую стену между США и Мексикой? В общем, никакой. Только то, что у каждой страны есть свои географические особенности. И свои собственные «традиционные ценности», до которых не доберешься ни с советским интернационализмом, ни с американской политкорректностью, и которые многим надоели.

 

Конечно, мне ясно, что реальность сложнее, чем абстрактные конструкции. И что результаты выборов всегда являются результатом множества порой противоречивых факторов. И все же есть своеобразные совпадения, когда по непонятной причине подстрекательство на «расизм, сексизм и ксенофобию» (в стране, в которой последний закон по поводу запрета расовой сегрегации был принят в 1968 году) в переводе на язык другой страны (в которой последние пережитки крепостного права законом были устранены в 1974 году, когда впервые в истории СССР все граждане, также и колхозники, получили внутренние паспорта)становится призывом к «православию, самодержавию и национальности».

 

В конечном счете, мы ведь не просто американцы или русские. Мы все люди, и у всех нас есть внутри общая клавиша, которой умеют пользоваться политические демагоги.


Восстание масс

 

Я думаю, что российское влияние на американские выборы только частично можно отнести за счет хакерских атак на сайты партий. По сути это влияние зиждется на оси Путин-Трамп. Владимир Путин стоял во главе крестового похода постсоветских масс, которые не хотели дольше ждать демократического чуда. Дональд Трамп возглавил восстание разочарованных, которые чувствовали себя обманутыми политическим истеблишментом.

 

В какой степени это скажется на Западной Европе? На этот вопрос пока нет никакого ясного ответа. Но тот факт, что «белая шваль» (против «House of Cards») и homo sovieticus (против «проклятых либералов») выступили почти одновременно, говорит о том, что описанное Ортегой-и-Гассетом (Ortega y Gasset) восстание масс как таковых было успешным. И освободило путь для бунта «глубоко оскорбленных масс».

 

Елена Чижова, родилась в 1957 году, писательница, живет в Санкт-Петербурге.