На традиционную ежегодную пресс-конференцию российского президента в конце декабря, визуально все больше походящую на карнавал или «Монстрацию», одна девушка пришла с плакатом, изображающим Владимира Путина в виде Супермена — в соответствующем костюме с буквой «S» на груди. Имидж, который Путину его пиарщики неустанно лепили последние 16 лет, оказался в этом году актуален, как никогда.

Главный итог года для Путина

Если в России к всемогуществу президента давно привыкли и следят разве что за вялой борьбой между кланами его друзей и кругов общения, то на международной арене триумфом увенчался лишь 2016 год. И это, собственно, и есть главный политический итог уходящего года: феноменальный международный успех Владимира Путина в крайне неблагоприятных для него условиях.

При этом не так важно, насколько его могущество и политические суперспособности действительно существуют. Важно, насколько в это верят. Изгнанный из международных клубов, третируемый коллегами на саммитах, два года под постоянно расширяющимися санкциями, он не только не утратил своего влияния. Наоборот, усилил свои позиции, а зачастую уже просто диктует правила.

От Донбасса до Алеппо

Мнение международного сообщества по Крыму в России игнорируется, зато разного калибра иностранных депутатов возят на экскурсии по полуострову. И вот уже при голосовании на заседании сессии Генассамблеи ООН за резолюцию, осуждающую аннексию Крыма, голосов «за» значительно меньше, чем два года назад, а воздержавшихся и «против» — больше. Хотя «нормандская четверка» худо-бедно собирается, Донбасс остается под фактическим российским влиянием, если не сказать, контролем. Украинская тема интересует Владимира Путина все меньше, и борьба ведется позиционная, но очевидно, что позиции он удерживает весьма успешно.


Сирия — это, конечно, проект года Владимира Путина. Военные успехи здесь идут ему в зачет, а неудачи списываются на сторонников Асада. Так, Пальмиру взяли россияне, а сдали ее ИГ — сирийцы. Одно из важнейших достижений в ходе всей сирийской войны, включая «дороссийский период», — взятие Алеппо — яркий образец того, как игнорирование международной реакции, целой кампании против непропорционального применения силы и жертв среди мирного населения, делает Путина в глазах субъектов этой самой реакции только сильнее. Это не просто «собака лает, караван идет», а еще верблюды по ходу движения превращаются в боевых слонов.

Успех Путина основан, в том числе, и на том, что российский лидер не особенно разбирается в средствах, чем еще больше впечатляет или, если хотите, ужасает наблюдателей, но цель важнее. И это даже лучше, если ужасает, хотя Запад и смеется над чадящим «Адмиралом Кузнецовым», то и дело теряющим самолеты, он одновременно говорит о небывалой модернизации российской армии и перебрасывает на всякий случай оружие и солдат в сопредельные с Россией страны.

Управляемая демократия


В 2016-м Владимир Путин заявил о себе и как влиятельный игрок на внутриполитической арене, по меньшей мере, двух стран, зато каких — Великобритании и США. Поддержанные им сторонники Brexit и Дональд Трамп выиграли соответствующие голосования. Вклад Владимира Путина в их успех спорен, но важно, что ставка была сделана верная, при том, что кандидаты поначалу и до самого последнего момента казались стопроцентно проигрышными.

Ну, а если кто считает, что путинская пропаганда в лице RT и прочих рупоров, троллей и ботов в соцсетях, агентов влияния и части советско-российских эмигрантов сыграла в этом хоть сколько-нибудь заметную роль — это только на руку Путину: значит, не зря народные деньги тратились. То же самое касается и хакеров, через которых, как считает ЦРУ, Путин влиял на выборы в США. Эти предположения только на руку российскому президенту. Чем больше его демонизируют, тем лучше. Сильным ему явно больше нравится выглядеть, чем слабым. А впереди еще президентские выборы во Франции и парламентские — в Германии.

Под конец года Владимир Путин обуздал и еще одну стихию, казавшуюся совершенно неуправляемой — цены на нефть. При его деятельном участии (опять же, если нам только так кажется — неважно) наконец-то достигнута договоренность об ограничении добычи, что стабилизировало цены на нефть на приемлемом для России уровне, возможно, надолго.

Вечен ли фарт?

После итогов обычно идут прогнозы, но чуть выше я вспоминал случаи, когда прогнозы оказались несостоятельными. А потому, скорее, уместно задать вопросы. Насколько крепки достижения Владимира Путина на международной арене? Способна ли Россия и дальше выдерживать гигантские траты на поддержку пропутинских сил и просто на пропаганду за рубежом вкупе с военной кампанией в Сирии и поддержкой сепаратистов в Донбассе? Долго ли продержится соглашение об ограничении добычи нефти, и насколько эти усилия будут нивелированы производством сланцевой нефти?

А самое главное — какая у Владимира Путина конечная цель в этой весьма рискованной игре, где пока ему очевидно фартит? Ради чего мы платим и с каждым днем все больше, а скорее всего, будем еще и расплачиваться? Есть ли какая-то высшая цель, кроме самолюбия российского самодержца?

Мы помним нескольких харизматичных лидеров, горячо любимых своим народом, которые тоже здорово начинали на международной арене, ломая установленные порядки и кроя их под себя. Их тоже боялись, и слава этих ниспровергателей устоев работала едва ли не эффективнее их силы. И были у них настоящие триумфы, чего уж там, у одного был даже «Триумф воли». Не дай бог, чтобы наш случай оказался хотя бы приблизительно похожим!