Разве не лучше, чтобы вас считали поверхностным человеком и чтобы соперники не воспринимали вас всерьез, когда на самом деле вы талантливы, амбициозны и готовы нанести удар? Чтобы вас считали растерянным, когда на самом деле у вас есть четкий план действий?

Давайте на мгновение задумаемся вот над чем: что если избранный президент Дональд Трамп играет с президентом России Владимиром Путиным так же успешно, как он играл с американскими СМИ на протяжении 2015 и 2016 годов?

Что если вступающий в должность президент США обладает стратегическим видением, в рамках которого Китай, Иран и радикальные суннитские исламисты представляются гораздо более серьезными угрозами для национальной безопасности США, чем Россия? Даже если позиции России расцениваются верно — как сказал лидер сенатского большинства Митч Макконнелл (Mitch McConnell) после того, как Обама объявил о расширении санкций, Россия «нам не друг», и она «виновна, виновна, виновна» во вмешательстве в наши выборы и запугивании наших дипломатов, с чем согласны я и большинство консерваторов.

Я понимаю, что многие сейчас громко смеются. Я на собственном опыте убедился, что наш новый президент не слишком хорошо осведомлен в таких вопросах, как ядерная триада или разница между ХАМАСом и Хезболла. Многие глубоко и, возможно, непоколебимо убеждены в том, что он почти ничего не знает о большинстве аспектов национальной безопасности. Придерживаясь такой позиции довольно легко — и опасно — перескочить к убежденности в том, что «у него нет стратегии, он не способен учиться и не заинтересован в том, чтобы учиться».

Возможно, это правда. Или же, возможно, все дело в том, что Трамп — в первую очередь предприниматель в области недвижимости, который сумеет эффективно использовать сильные стороны и навыки предпринимателя на посту президента.


Я работал на строительные компании, занимающиеся реализацией гигантских проектов, на протяжении трех десятилетий. Моей главной задачей было помочь им разобраться в сложной нормативной базе и торговом праве и реализовывать свои проекты в соответствии с ними, а также объяснить им, как работают Агентство охраны окружающей среды, Инженерный корпус вооруженных сил США и Служба охраны рыбных ресурсов и диких животных США.

«Как и когда я смогу получить разрешение, и чего мне это будет стоить?» — это вопросы, которые чаще всего слышат юристы, занимающиеся вопросами сбережения природных ресурсов, от своих клиентов-землевладельцев, каждый из которых вполне мог бы разобраться в тонкостях самостоятельно, но не хочет этого делать или не видит в этом необходимости. Они хотят реализовать свой проект. Они хотят, чтобы он был построен уже вчера.

Чтобы стать успешным застройщиком, нужно действовать быстро, уметь рисковать и постоянно искать новые возможности и новые контракты. Иногда требуется резко сменить курс и вступить в партнерские отношения со своим бывшим конкурентом, даже с тем, с кем прежде у вас были серьезные конфликты. Новая сделка всегда гораздо важнее старой ссоры. Не связывать себя старыми ссорами и прецедентами — это уже стратегия.

В течение восьми лет нам неустанно внушали, что в момент вступления в должность президента у Обамы была великая стратегия. «Лидерство из-за спины» — так звучала одна из первых ее формулировок. Каким бы ни был окончательный вариант определения этой длительной демонстрации безалаберности, которая в будущих мемуарах будет названа «доктриной Обамы», мы уже сейчас можем назвать основные вехи на этом пути: отказ от развертывания элементов системы ПРО в Польше и Чешской республике; кнопка «перезагрузки» отношений с Россией; вывод американских военных из Ирака в 2011 году; неэффективная реакция на создание Пекином искусственных островов в Южно-Китайском море; неспособность отстоять «красную линию» в Сирии; вторжение России на Украину и аннексия Крыма; Иран и Башар аль-Асад, превратившие Алеппо в руины; Европа, захлебнувшаяся беженцами; отсутствие процесса мирного урегулирования конфликта с участием Израиля и Палестины; раздробленная Ливия; Венесуэла в руинах; Куба вознаграждена за свою приверженность деспотическому режиму без каких-либо намеков на реформы. Этот список «достижений» можно продолжать еще очень долго, даже если мы попытаемся ограничиться Северной Кореей и ядерным «соглашением» с Ираном.

Если это называется «великой стратегией», тогда, возможно, отсутствие какой-либо стратегии — это очень неплохое начало. Разумеется, все, кто считает, что отставной генерал морской пехоты Джеймс Мэттис (James N. Mattis), выдвинутый Трампом на должность министра обороны, не думает о возможности решения масштабного комплекса проблем в контексте великой стратегии, направленной на медленное и последовательное восстановление силы и лидерства Америки, не обратят на это внимание.

Ричард Никсон вступил в должность президента, имея прочную репутацию антикоммуниста, которую он зарабатывал на протяжении 20 лет. Тогда можно было с уверенностью говорить о том, что такая репутация не позволит ему сотрудничать с Советским Союзом и тем более с маоистами, включая самого Мао. Спустя четыре года он и Генри Киссинджер (Henry Kissinger) сумели добиться разрядки напряженности в отношениях с СССР и наладить партнерские отношения с маоистами в противовес всем ожиданиям и прогнозам экспертов и аналитиков.

Задумайтесь на мгновение, по крайней мере, над тем, что самые пессимистично настроенные репортеры и эксперты могут ошибаться по поводу способности Трампа управлять Америкой эффективно и в соответствии с конституцией точно так же, как они ошиблись по поводу его способности победить на выборах. В прошлом носители общественного мнения заблуждались не так уж и часто.