Виктор Орбан хочет, чтобы Венгрия вновь стала великой. Речь идет не об утраченных после Первой мировой войны землях, а о символическом величии, превосходящем политическое значение этой небольшой страны. Приглашение Путина — очередной шаг к этому величию. Российский лидер тоже не оказывается в проигрыше.


Орбан виртуозно играет на национальных чувствах венгров, которые вот уже почти сто лет чувствуют себя жертвами всех вокруг: западных держав, Гитлера, СССР, а в последнее время — Европейского союза и либеральных элит. Он играет на венгерской гордости и венгерском страхе. При нем будапештскую площадь Лайоша Кошута реконструировали, чтобы она выглядела, как в эпоху Великой Венгрии 1938 года (для этого пришлось перенести памятники). Перед монументальным неоготическим зданием парламента открыли интерактивный подземный Музей венгерского Октября. Одна из его достопримечательностей — видеопроекция советского танка, который каждую минуту стреляет в сторону зрителя. Любой человек может встать напротив танка и почувствовать себя жертвой кровопролития 1956 года.


Путин чувствует себя в Венгрии как дома


Именно Венгрия Виктора Орбана стала первой страной ЕС, которую российский президент посетил после аннексии Крыма (в начале 2015 года). Если тогда речь шла о дешевом российском газе, то сейчас на кону нечто большее: будущее европейских санкций против России и демонтаж ЕС. После визита Путина в 2015 году в мире многое изменилось. Европу ослабил миграционный кризис. После референдума на тему Брексита под вопросом оказалось будущее Евросоюза, которое представлялось раньше беспрерывным движением к более тесной интеграции. Потом Европа утратила опору в Америке: новый президент Дональд Трамп считает ЕС анахронизмом, грозит Германии торговой войной и критикует мировое институциональное устройство.


То, что ослабило ЕС, удивительным образом усилило позицию Орбана. Критика политики «открытых дверей», которую проводит Ангела Меркель добавила ему сторонников в том числе в Западной Европе (его любит, например, Христианско-социальный союз в Баварии — партнер ХДС Меркель). Орбан превратил критику принципа солидарности (в теме беженцев) в свое политическое достоинство. Его авторитарная модель правления нашла последователей в Польше. Понятие нелиберальная демократия стало сегодня чем-то большим, чем просто теория, а ее первопроходец превратился в одного из самых ревностных критиков европейского федерализма и европейских институтов. В последнее время, стремясь вписаться в политику Трампа, он провозглашает конец глобального порядка, который опирался на многосторонние отношения.


Пятая колонна Путина


Орбан для Путина — это уже не просто полезный идиот, а если еще не союзник, то, по меньшей мере, партнер по европейским делам. Российский президент рассчитывает, что венгерский премьер выступит защитником идеи отмены европейских санкций против Москвы, которые ввели после аннексии Крыма. Путину нравится также, что Орбан расшатывает сплоченность ЕС, ставя интересы своей страны выше интересов всего сообщества. Выгода обоюдна. Если Евросоюз распадется, Венгрия, маленькая страна Центральной Европы, потерпит без мощного покровителя экономический крах.


Миклош Хорти (Miklós Horthy) был одной из самых трагических фигур современной истории Венгрии, адмиралом без флота в стране, не имеющей выхода к морю. Некоторые венгры считают его героем, некоторые — антисемитом и коллаборационистом, который до самого конца лавировал между Гитлером и Антигитлеровской коалицией. В итоге он привел свою страну к катастрофе (хотя массовая депортация евреев в лагеря смерти началась только после того, как власть захватили венгерские фашисты из Партии скрещенных стрел). При Орбане в Венгрии начали появляться памятники Хорти. Но в истории не бывает прямых параллелей. Нынешнего премьера объединяет с адмиралом тоска по великой Венгрии и национализм, а отличает отношение к России. При Хорти Венгрия воевала против СССР рука об руку с фашистами. При Орбане Венгрия превратилась в пятую колонну Путина в Европе.