После того, как Россия, в нарушение международного законодательства, оттяпала у Украины Крым и четвертый год раздувает конфликт на Донбассе, другим союзникам постсоветского пространства дружить с РФ становится не просто проблемно, но и опасно. УНИАН разбирался, с кем и почему ссорится Россия и может ли Украина использовать эту ситуацию в собственных целях.


Россия ссорится не только с Украиной


После Украины еще одним любимым «младшим братом» России остается Белоруссия, отношения с которой у Кремля, в последнее время, заметно охладели. После указа президента Белоруссии Александра Лукашенко о внедрении пятидневного безвизового режима для граждан 80 стран, Россия сделали свой ход — глава ФСБ РФ Александр Бортников приказал ввести режим пограничной зоны вдоль российско-белорусской границы.


Формально, мотив России восстановить границу после двадцати лет свободного передвижения между странами понятен — РФ всегда контролировала границу, а решение Лукашенко может создать в ней «дыру». «Таким образом, в Россию можно попасть через Белоруссию, не получая российскую визу. Россия этого допустить не может», — отмечает политтехнолог Тарас Загородний. Однако президента Белоруссии такое «новаторство» россиян неприятно удивило. «От кого они границу закрывают? Я считаю так: мы свято храним наши просторы. А это — безрассудные, не скоординированы действия. Так делать нельзя», — заявил Лукашенко.


Но не границей единой, как говорится. Кроме этого спора Москва и Минск выясняют отношения и из-за стоимости газа, и из-за новых белорусских тарифов на транзит российской нефти (тариф был повышен с 1 февраля в ответ на нежелание РФ снижать для Белоруссии цены на газ). В принципе, в таком выяснении отношений нет ничего удивительного, так как происходят они не впервые. Более того, связано это с уже привычным для всех на постсоветском пространстве желанием Лукашенко получать преференции и в России, и на Западе.


Однако, по мнению политологов, это только вершина айсберга. Дело в том, что сейчас, в текущий исторический момент, президент Белоруссии чувствует угрозу открытого конфликта с Россией. «Белоруссия не хочет повторить судьбу Украины. Тем более, что Белоруссия находится в худшем состоянии, чем Украина, потому что там уже есть российские военные базы, много руководящих должностей занимают кадры, которые симпатизируют России», — рассказывает Загородний.


По словам политолога Петра Олещука, понимая это, президент РФ Владимир Путин ведет со своим белорусским коллегой приблизительно такой разговор: «Давайте мы разместим у вас свою авиацию, военные базы, получим соответствующие гарантии, тогда мы вас аннексировать не будем, будем дружить». В свою очередь, Лукашенко прекрасно осознает, что, позволив усилить российское военное присутствие в Белоруссии, он теряет возможности для маневра. Поэтому, создавая в Белоруссии отряды территориальной обороны и поддерживая местный патриотизм, «ищет поддержку населения в случае прямого конфликта с Российской Федерацией».


Эксперт не исключает возможности свержения Лукашенко при помощи российских ресурсов, если президент Белоруссии станет полностью неугодным Кремлю. Однако вариант, когда Лукашенко «будет вынужден идти на уступки, признает окончательное превосходство России и продолжит «взаимовыгодное сотрудничество» — более вероятен.


Как Россия «машет кулаками» в Казахстане


Не менее жестко происходит принуждение к дружбе еще одного давнего сателлита России — Казахстана. К примеру, совсем недавно в Астане были неприятно удивлены заявлением депутата Госдумы РФ, выходца из аннексированного Россией Крыма Павла Шперова, который недвусмысленно заявил, что России «следует вернуть утраченные земли в странах ближнего зарубежья»: «Когда мы, например, в Казахстане называем наших соотечественников диаспорой, то это наши земли, которые временно оторваны. Границы не вечны, и мы вернемся к границам государства российского. Это будет в ближайшее время».


Любопытно, что Россия, пытаясь откреститься от высказанных таким образом желаний, тут же обвинила в ситуации… Украину. Мол, это украинские СМИ распространили фейк, а казахские его подхватили. В Москве продолжили гнуть свою линию даже после того, как украинцы и казахи выложили в сеть всю речь депутата, скандальные тезисы которой, кроме всего прочего, были поддержана другими российскими парламентариями аплодисментами.


По словам Петра Олещука, вся эта ситуация свидетельствует, что Россия ощущает ослабление своих позиций даже в странах-сателлитах, поэтому старается давить психологически, используя подобные заявления о территориальных претензиях как элемент превентивного устрашения. «Россия постоянно напоминает всем своим соседям: «мы вам вашу территорию «подарили», но в любой момент можем забрать, как у Украины Крым. То есть, не надо идти против нас», — отмечает он.


Конечно, в российском Министерстве иностранных дел заявили, что слова Шперова — это только его личное мнение, а не официальная позиция страны. Однако сценарий отторжения северных регионов Казахстана, который, по словам Загороднего, был запланирован в Российской Федерации, как и «украинский сценарий», пришлось отложить. Во-первых, потому что россияне слишком увязли на Донбассе, теперь у них нет ресурсов для реализации других идей. Во-вторых, потому что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев достаточно жестко держит страну в своих руках. То есть, при его власти любые конфликты между странами вряд ли возможны. В-третьих, потому, что Казахстан — страна, которая находится на границе между Россией и Китаем. А сегодня Китай (пожалуй, единственное государство, с которым Россия не готова ссориться) усиливает свои позиции, в том числе, в Казахстане.


Вместе с тем, не стоит рассчитывать, что Россия совсем оставит свои претензии на северный Казахстан. Скорее всего, просто подождет удобного момента — по-другому в Кремле не могут.


С кем еще ссорится Кремль?


Петр Олещук считает, что Россия имеет территориальные претензии фактически ко всем своим соседям. Эксперт напоминает, что территориальные споры Кремль привык использовать как механизм ослабления государства. К примеру, Россия смогла реализовать проект по созданию квазигосударств в Грузии, в Молдавии, а также довольно активно пыталась поддерживать антигосударственные сепаратистские движения в странах Балтии, в частности, так называемые латгальские проекты в Латвии. Конфликтовать с соседними странами для России действительно не в новинку.


Но все чаще некогда убежденные партнеры РФ пытаются высказать свое недовольство политикой Москвы. К примеру, в 2015 году тысячи жителей Армении выходили на протесты против неоправданного завышения цен на энергоносители со стороны российских госкомпаний. А в прошлом году правительство Армении осудило поставки российского оружия в Азербайджан после того, как в Карабахе произошла вспышка замороженного конфликта…


Вместе с тем, по мнению экспертов-международников, подобные инциденты никак не меняют зависимого положения отдельных стран от России. «Сегодня у Армении нет другого союзника, помимо России, исходя из геополитической ситуации, в которой находится эта страна», — подчеркивает эксперт «Майдана иностранных дел» Олег Белоколос. «Вся система обороны Армении, вся система ее постоянного противостояния с тем же Азербайджаном построены на российском влиянии», — добавляет политолог-международник Тарас Чорновил. По его словам, зависимость Армении от России была заложена еще до распада Советского Союза, во время первых больших конфликтов между армянской и азербайджанской советскими республиками. И сегодня покончить с этой зависимостью трудно — Россия держит Армению в «ежовых рукавицах». И даже призрачного намека, что в Армении к власти могут прийти политические элиты, ориентированные не на Россию, нет.


А вот с Азербайджаном у РФ отношения сложные. Причем перспективы их улучшения крайне туманны. «Россия очень серьезно помогла захватить их территории вокруг Нагорного Карабаха. И именно Россия, фактически, гарант того, что Азербайджан не может вернуть свои территорию», — говорит Чорновил. Кроме того, Азербайджан — один из наиболее перспективных поставщиков газа в Европу, в обход России. По мнению эксперта, даже хорошие отношения Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом (основной партнер Азербайджана — Турция, — прим. ред.) не были бы гарантией улучшения отношений Азербайджана и России. Впрочем, и критического ухудшения ждать не стоит: на прямой конфликт Кремль не пойдет, а на раскрутку гибридных у Москвы нет средств и сил.


Не радужной для России выглядит и ситуация в Киргизии (еще один форпост на границе с Китаем): во время пресс-конференции по итогам 2016 года президент страны Алмазбек Атамбаев заявил, что, когда закончится срок действия соответствующего договора, российская военная база должна будет уйти с территории Киргизии. По его словам, Россия останется стратегическим партнером Киргизии, но в военном плане страна должна опираться на свои собственные силы.


Подобные заявления не стоит воспринимать как кардинальное изменение политики Киргизии по отношению к России. Просто раньше РФ тратила много средств на поддержку режима и различных программ в Киргизии, сегодня у Кремля нет средств на это, соответственно, нет и помощи. Но, почувствовав слабость Москвы, Бишкек решил использовать это в своих целях. «В Киргизии, как и в Белоруссии играют в игру — путем примитивного шантажа хотят получить более выгодные для себя условия. Однако, рано или поздно в таких играх просчитываются, и заканчивается все не очень хорошо», — напоминает Олег Белоколос.


Несколько иначе складывается ситуация в Таджикистане, которому даже теоретически пока не выгодно отворачиваться от России. Особенно, если участь, что влияние здесь, в большей степени, оказывает Китай. «В Таджикистане выстроен баланс по влиянию между Россией и Китаем. Россия защищает режим от исламистских групп, делает всю «грязную работу», а политически реальную поддержку оказывает Китай», — говорит Чорновил. Что может и должна делать Украина Нынешнее охлаждение отношений России с «давними друзьями» — не первое и не последнее. И раньше Украина умела извлекать из этого свою пользу.


К примеру, по словам Чорновола, в конце 90-х — начале нулевых перед серьезными заседаниями СНГ президенты или министры иностранных дел стран-членов сначала приезжали в Киев, где на совещании поднимали вопрос: что делать с Москвой, а на заседание СНГ ехали уже с общей позицией. Таким образом, Украина выступала неким координатором и противовесом для Москвы, и именно вокруг нас очень часто группировались среднеазиатские лидеры. Впрочем, конец такому положению дел положил Виктор Ющенко, который, будучи президентом Украины, махнул рукой на процессы, происходящие с СНГ.


«Так, Россия смогла окончательно взять под контроль всех «сомнительных друзей», особенно это касается Средней Азии», — подчеркивает Чорновил. По его мнению, сейчас у Украины нет механизма, чтобы говорить о каком бы то ни было влиянии: мы не только не можем обеспечить потенциальных союзников какой-то поддержкой (нам самим нужна поддержка), но даже не можем выстроить с ними хорошие торговые отношения, поскольку Россия создает для нас очень серьезные проблемы с транзитом.


В свою очередь, политолог Петр Олещук убежден, что Украина обязана искать себе потенциальных союзников среди врагов России. И это касается не только соседних государств, но и различных сепаратистских движений, которые существуют в рамках самой России. «Это большой вопрос: что может быть для России более опасным — западные санкции или внутренние российские сепаратистские движения, которые хотя и практически подавлены усилиями ФСБ и террора, но никуда не исчезают. Периодически возникают точки нестабильности на Кавказе, в Поволжье, на Дальнем Востоке», — объясняет он.


В этой связи, по его мнению, ключевым направлением дальнейшей политики Украины (пусть неофициальной) должна стать поддержка любых национально-освободительных и социально-революционных движений на территории России. «Вспомним, как Германия одержала победу над Россией в Первой мировой войне в результате того, что поддерживала социальных революционеров и, конкретно, Ленина. Это вполне очевидно для Украины и других стран, которые чувствуют угрозу от России — искать и поддерживать новых «Лениных». Они могут принести гораздо больше полезного для Украины, чем любые западные политики, которые будут продолжать попытки всех помирить», — считает политолог.


Другими словами, надеяться исключительно на западные санкции, действительно малоэффективный путь. А за попытку борьбы с агрессором на его территории руками его же граждан — не судят.