Президент Дональд Трамп «опасно наивен».

 

У него отмечается «патологическое нежелание критиковать все, что делает Кремль». Он дискредитирует американские спецслужбы и «заявляет на весь мир, что им нельзя верить».


А как насчет отказа Трампа заявить о несогласии с российским президентом Владимиром Путиным и признать произошедшие в последние годы убийства и отравления критиков Путина потому, что, по выражению Трампа, в Америке тоже есть «убийцы»? «Я не думаю, что мы когда-нибудь слышали из Овального кабинета более опасное заявление, чем это», — говорит демократ Адам Шифф (Adam Schiff), высокопоставленный член комитета по разведке при палате представителей, в своем развернутом интервью для нашего нового подкаста, The Global Politico.


Шифф, юрист, выпускник Гарварда, который сделал себе карьеру на уголовном преследовании агента ФБР, попавшего в расставленную Советским Союзом ловушку «секс в обмен на секреты», является одним из ведущих демократов, призывающих к более серьезному расследованию таинственных связей Трампа с Россией. На прошлой неделе, когда советник по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) был вынужден уйти в отставку после того, как ввел в заблуждение вице-президента, солгав о своем телефонном разговоре с российским послом в декабре, Шифф немедленно потребовал расширить расследование хакерских атак во время выборов 2016 года, которое сейчас проводит комитет по разведке палаты представителей. Он потребовал включить в расследование дело Флинна, на что в конце прошлой недели председатель комитета Девин Нуньес (Devin Nunes) неохотно согласился.


Теперь Шифф открыто заявляет о возможном укрывательстве преступления — круговой поруке в деле Флинна. «Существует серьезный вопрос о том, как он действовал: по своей воле или же по указке нынешнего президента или других представителей администрации, — говорит Шифф. — Кто еще был осведомлен о том, что он ввел в заблуждение вице-президента и тем самым ввел в заблуждение страну?»


На протяжении всей нашей беседы Шифф говорил о России при Путине такими словами, какие я редко слышал за те почти два десятка лет, что освещаю в СМИ отношения США с Кремлем. Подобные выражения я почти никогда не слышал от демократов за последние годы, в течение которых связанную с Путиным критику можно было услышать в основном от республиканцев, считавших, что президент Барак Обама не стремился противостоять российской агрессии. «Россия является большой угрозой для нашей страны, — говорит Шифф. — Русские делают все возможное, чтобы разрушить демократические институты в Европе так же, как они сделали это в самой России. И так же, как они пытались сделать это в нашей стране, на выборах… Существует реальное противостояние с реальной опасной, злобной силой».

 

Пожалуй, самое поразительное в риторике такого рода — это то, из чьих уст она звучит, и те партийные разногласия, которые она предвещает для американской внешней политики в будущем по мере появления нового поколения «ястребов», враждебно относящихся к России. Ведь Шифф является новичком на этой «фабрике негодования», тихим и мягким конгрессменом, посты которого в Twitter обычно были наполнены тактичными комментариями о слушаниях и взвешенным, обдуманным политическим занудством, благодаря которому он и снискал свою известность. Почти во всех статьях, когда-либо написанных об этом калифорнийском демократе, спортсмене-триатлонисте, который соблюдает строжайший режим тренировок, чтобы всегда быть в форме, его называют «самым умеренным из умеренных».


Но это было до Трампа с его неожиданным и во многом необъяснимым восхищением Путиным. Шифф в последние месяцы превратил свое высокое положение в комитете палаты представителей по разведке в новый общественный пост. Теперь можно сказать, что он играет роль главного трибуна на Капитолийском холме, требующего от республиканцев провести расследование не только хакерских атак русских во время выборов 2016 года, но и возможных связей Трампа и членов его штаба с властями России, авторитарный лидер которой вызывает у Трампа (по его словам) восхищение. Шифф говорит мне, что специальная комиссия будет изучать «любые контакты между Россией и лицами из США», чтобы выяснить, «были ли какие-либо лица из США» причастны к взлому компьютерных сетей во время выборов 2016 года».


Но не совсем ясно, будет ли комиссия из палаты представителей заниматься этим вопросом на самом деле и насколько успешной окажется работа комитета. Шиффу и другим демократам отказали в их попытке создать специальную объединенную комиссию по расследованию, и они не знают точно, в какой степени с ними будет сотрудничать ФБР, которое проводит собственное расследование дела Флинна, а также более масштабного дела о хакерских атаках России в период избирательной кампании в 2016 году. И со стороны республиканцев из палаты представителей по-прежнему существует противодействие — они против того, чтобы члены их партии принимали участие в слишком детальном расследовании действий президента.


Хотя сенаторы-республиканцы под давлением «ястребов» Джона Маккейна (John McCain) и Линдси Грэма (Lindsey Graham), воинственно настроенных против России, стали высказываться о своем расследовании жестче, в палате представителей Нуньес — который работал в переходной команде Трампа — относится к расследованию куда более скептически. Во-первых, Нуньес на прошлой неделе отказался расширить расследование, приобщив к нему дело Флинна, заявив, что он предпочитает (как того настойчиво требует президент) расследовать утечки, в результате которых стала известна информация о телефонном разговоре Флинна. В воскресенье Нуньес принял участие в ток-шоу с тем, чтобы поставить под сомнение настойчивое утверждение Шиффа о том, что группа будет расследовать, действительно ли и в какой степени какие-либо американцы, связанные с Трампом, могли быть замешаны в российских хакерских атаках.

«Мы не собираемся начинать охоту на ведьм против американского народа, против американских граждан», — сказал он представителю телеканала CBS Джону Дикерсону (John Dickerson). При этом он заявил: «Насколько мне известно, у наших правоохранительных органов такой информации нет».


Независимо от того, к чему приведут разворачивающиеся расследования в отношении России, Трампа и Путина, бурные споры и разногласия уже повлияли на американскую политику и привели к одному из неизбежных последствий — к возвращению риторики и зловещих предостережений времен холодной войны в отношении России. Три американских президента подряд — Билл Клинтон, Джордж Буш-младший и Барак Обама — начинали свою президентскую деятельность с надежды наладить более тесные отношения с Путиным и заканчивали ее, утратив эту надежду, испортив отношения и почти перестав с ним общаться.


Но теперь, после того, как Трамп во время предвыборной кампании назвал Путина лучшим лидером, чем Обама, а разведывательное сообщество США обнаружило, что Россия совершала кибератаки специально для того, чтобы увеличить шансы Трампа в президентской гонке, перспективы еще одной попытки перезагрузки американо-российских отношений стали еще более мрачными. Трамп признал это в своем пылком выступлении на недавней пресс-конференции, представив, как Путин, наблюдающий за всем этим скандалом, решит, что «президент Трамп не сможет когда-нибудь поладить с Россией из-за всего того давления, которое он испытывает в связи с этой выдуманной историей».

 

***

Будучи главным демократом в комитете при палате представителей, Шифф — один из «банды восьми» (gang of eight) — группы членов Конгресса, в состав которой входят четыре основных лидера из обеих палат и четыре члена комитетов по разведке, которые участвуют в брифингах и получают специальные секретные сводки от американских спецслужб (в отличие от других членов конгресса). Работая вместе с Дайэнн Файнстайн (Dianne Feinstein), высокопоставленным демократом в комитете сената по разведке, которая тоже является членом «банды восьми», Шифф в начале осени прошлого года начал бить тревогу по поводу вмешательства России в выборы.


Они встретили, как теперь признает Шифф, сильное сопротивление со стороны администрации Обамы, когда попытались заставить Белый дом предать гласности доказательства того, что русские совершали хакерские атаки. Шифф во время интервью сообщил, что они с Файнстайн пытались воздействовать на членов Совете национальной безопасности, чтобы сделать такое заявление, но получили отказ. «В администрации очень сдержанно относились к идее предать это огласке», — говорит он. Особенно в то время, когда Трамп уже публично сетовал на то, что, на его взгляд, демократы будут пытаться сфальсифицировать выборы в пользу Хиллари Клинтон.


Они объединились с Файнстайн и 22 сентября выступили с собственным заявлением о том, что Россия предпринимает «серьезные и согласованные» усилия с целью вмешательства в предвыборную кампанию 2016 года. Это заявление в октябре подтвердила и администрация Обамы, а затем, после выборов, общественность узнала от спецслужб США, что хакерские атаки проводились для того, чтобы на выборах победил Трамп. Многие демократы сегодня по-прежнему негодуют из-за того, что с признанием фактов так затягивали, и задаются вопросом, не получилось ли так, что нерешительные действия Обамы в ответ на хакерские атаки и его нежелание высказываться более решительно до восьмого ноября невольно способствовали победе Трампа на президентских выборах.


Так или иначе, из разговора с Шиффом становится ясно, что сегодня в США существует совершенно новая политика в отношении России. Это особенно проявляется на Капитолийском холме, где ранее именно республиканцы (даже спустя долгое время после окончания холодной войны и распада Советского Союза 25 лет назад) гораздо сильнее критиковали авторитарное правление Путина и экспансионистскую внешнюю политику на постсоветском пространстве.


Они в большинстве своем по-прежнему настроены по отношению к этому критически — и когда пошли сообщения о том, что администрация Трампа рассматривает возможность снятия некоторых санкций в отношении России одним из первых президентских указов, со стороны республиканцев-конгрессменов началось сильное противодействие. Свое несогласие выразил, в частности, и лидер сенатского большинства Митч Макконнелл (Mitch McConnell), который помог отложить в долгий ящик, или по крайней мере задержать реализацию каких-либо планов. В связи с последовавшим за этим скандалом с Флинном и его запутанными связями с Россией вероятность того, что к реализации этих планов приступят сейчас, еще меньше. Нуньес в своих заявлениях в интервью телеканалу CBS указал на эту новую реальность — и, вероятно, намекнул на предостережения Шиффа в отношении России. «Сейчас есть „ястребы″, враждебно относящиеся к России, — сказал он с оттенком сухой иронии. — Думаю, что в конгрессе больше таких „ястребов″, чем конгрессменов и сенаторов».


По мнению Шиффа и других представителей нового лагеря антироссийских «ястребов», существует явная связь между угрожающими шагами Путина и ростом влияния похожих в своих взглядах национал-популистов — таких как Трамп в Соединенных Штатах, и других политиков в Европе. «Мы сейчас находимся в состоянии новой войны идей, в которой все более популярным становится авторитаризм, и мы должны этому противостоять», — говорит он.


Так как же насчет республиканцев, которые в последние годы с готовностью бросались критиковать Обаму за его «мягкое» отношение к Путину и предупреждали об имперских замыслах России в отношении всей Восточной Европы? Той же самой партии, которая рукоплескала, когда кандидат в президенты на выборах 2012 года Митт Ромни (Mitt Romney) назвал Россию геополитической угрозой №1 для США? Неужели, спросил я Шиффа, его коллеги-республиканцы внезапно изменили свое мнение о России сейчас, когда Трамп подвигает другую политическую линию?


По его ответу стало в одинаковой степени понятно и соотношение сил в конгрессе в отношении президента Трампа, и все, что касается внешней политики. И это говорит о том, что хотя большинство республиканцев пока открыто не отворачивается от своего нового воинственного президента, ситуация вполне может измениться.


«Они не изменили своего мнения о России. Думаю, что они испытывают к ней такое же недоверие, как и раньше. Но они пока еще не хотят противоречить этому президенту — говорит Шифф о своих коллегах-республиканцах. — Они не испытывают иллюзий в отношении Владимира Путина; никто из них не считает его другом. Все они признают то огромное зло, которое он совершает, сбрасывая бомбы на мирных жителей в Алеппо, вторгаясь в соседние страны, убивая журналистов. Поэтому, я не думаю, что их мнение изменилось — я не думаю, что Дональд Трамп убедил их, что Россия каким-то образом стала теперь нашим другом».