Одна из причин, по которой Дональд Трамп стал президентом, заключается в том, что он понимает свою страну и мир лучше, чем его соперники.


Он увидел, как разрастается и крепнет американский национализм внутри страны, как усиливается этнический национализм в Европе. А еще он поддержал Брексит.


В то время как наш политический истэблишмент от обеих партий преклоняется перед разнообразием, Трамп увидел, что американский средний класс страдает от демографических перемен, возникших в нашей стране из-за вторжений третьего мира. И он пообещал обуздать эти изменения.


Пока наши корпоратисты курили фимиам у алтаря глобальной экономики, Трамп ездил по стране, оценивая потери рабочего класса. И забытые американцы в Пенсильвании, Огайо, Мичигане и Висконсине отреагировали на это.


Если Буш II и президент Обама ввергли нас в пучину войн в Афганистане, Ираке, Ливии, Йемене и Сирии, то Трамп увидел, что его соотечественники хотят избавиться от этих нескончаемых войн и поставить Америку прежде всего.


Он предложил новую внешнюю политику. Несмотря на заявления Митта Ромни, сказал Трамп, Россия не является «нашим геополитическим врагом номер один».


Более того, 67-летний Североатлантический альянс, обязывающий нас защищать два десятка стран, ни одна из которых не вносит такой же вклад в бюджет НАТО, какой вносим мы, является «устаревшим».


Многие из них — дармоеды, сказал Трамп. Он надеется на сотрудничество с Россией в борьбе против наших настоящих врагов, каким являются «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещенные в России организации — прим. пер.).


Именно за такую повестку проголосовали американцы. Но масштабы и злобность антитрамповских сил в этом городе вызывают сомнения в том, что Трамп сумеет выполнить свои обещания.


Вспомните его план примирения и сближения с Россией. То же самое в годы холодной войны делали Эйзенхауэр, Джон Кеннеди, Никсон и Рейган, причем делали они это вместе с намного более опасной советской империей.


Американская элита до сих пор восхваляет Франклина Рузвельта за его партнерство в борьбе против Гитлера с одним из самых ужасных массовых убийц в человеческой истории Иосифом Сталиным. Она продолжает аплодировать Никсону, который отправился в Китай, чтобы установить дружественные отношения с самым страшным массовым убийцей 20-го века Мао Цзэдуном.


Однако Трампу не позволяют наладить партнерство с Путиным, чьим величайшим преступлением стал бескровный возврат Крыма, принадлежавшего России с 18-го века.


Антипутинская паранойя у нас в стране просто поражает.


То, что он — убийца, громила из КГБ и душегуб, нам ежедневно и очень напыщенно заявляет Джон Маккейн. Выступая на прошлой неделе на Мюнхенской конференции по безопасности, сенатор Линдси Грэм пообещал: «2017 год станет годом, когда конгресс надает России по заднице». Вот уж воистину, слова не мальчика, но государственного мужа.


Как может президент вести переговоры с противоборствующей великой державой, если лидеры его собственной партии вставляют ему палки в колеса и саботируют его усилия?


А что касается ведущих средств массовой информации, то они просто помешались на своем стремлении погубить Трампа. А чтобы добиться своего, они используют следующую линию повествования:


Трамп — это сибирский кандидат, креатура Путина и Кремля. У него давние и прочные связи с Россией. Чтобы помочь Трампу, Россия взломала компьютеры Национального комитета Демократической партии и компьютер руководителя предвыборного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты. Она также направила материалы переписки WikiLeaks и добилась того, чтобы американский народ во время кампании узнал о них. А люди Трампа тайно сотрудничали с российскими шпионами.


Веря в то, что Путин лишил Хиллари Клинтон президентства, демократы жаждут мести — и отомстить они хотят как Путину, так и Трампу.


Из-за этой эпидемии русофобии почти невозможно налаживать нормальные отношения. Реагируя на постоянные нападки, инициаторы которых называют администрацию марионеткой Путина, Белый дом, похоже, ужесточает свои позиции в отношении России.


Поэтому мы видим, как американские войска направляются в Польшу, Болгарию и Румынию, как натовские войска размещаются в прибалтийских государствах, как в Белом доме звучат новые жесткие заявления о том, что Россия должна вернуть Крым Украине. Мы читаем о российских шпионских кораблях, крадущихся вдоль американских берегов, о российских самолетах, пикирующих на флот США в Черном море, о ракетах, развертываемых Россией в нарушение соглашения 1987 года о контроле вооружений.


Американские субмарины типа «Огайо» только что провели испытательные пуски ракет «Трайдент» у тихоокеанского побережья. Эти ракеты могут оснащаться термоядерными боеголовками.


Сегодня угасают последние надежды на заключение перемирия в Донбассе, на снятие санкций и на возвращение России в лоно Европы. Если раньше русские с надеждой смотрели на избрание Трампа, то теперь у них видимо возникает разочарование и чувство отчаяния.


Возникает вопрос: куда мы движемся с этой своей враждебностью, если об улучшении отношений с Россией нет и речи?


Россия не откажется от Крыма. Путин этого не допустит. А если он сделает это, российский народ отвернется от него.


В чем тогда заключается конечная цель этой яростной враждебности Вашингтона к Путину и к России, а также наращивания натовских сил в Прибалтике и в черноморском регионе? В том, что вторая холодная война с Россией теперь допустима и стала приемлемой реальностью?


Где те советники Трампа, которые скажут ему, что надо твердо противостоять волне русофобии и вырабатывать соглашение с российским президентом? Дело в том, что когда Россия приперта к стене, вторая холодная война с ней может закончиться не так счастливо, как первая.


Патрик Бьюкенен — учредитель и редактор издания The American Conservative, автор книги «Величайшее возвращение: Как Ричард Никсон смог оправиться от поражения и создать Новое большинство» (The Greatest Comeback: How Richard Nixon Rose From Defeat to Create the New Majority).