«Это было 18 июня 2001 года. Я присутствовала на первой встрече Путина с американскими СМИ. Российского лидера, который несколько часов отвечал на наши вопросы, я спросила о сепаратистах в Чечне. Разве ответ, который был дан в тот день, не перекликается с тем, что Трамп говорит сегодня?!


В этом ответе Путин нападал на СМИ, использовал антиисламскую риторику и говорил, что идет в атаку в Чечне, чтобы остальная Россия была в безопасности. Он предложил совместные российско-американские операции против «исламистских террористов». И провозгласил свой националистический/протекционистский финансовый план по избавлению страны от экономических проблем.


Эти строки принадлежат журналистке Сьюзан Глассер (Susan Glasser), которая на днях написала статью в New York Times. Слова, которые она позаимствовала у Путина, в точности отражают приоритеты Трампа как во внутренней политике и экономике, так и во внешней политике. Именно поэтому Глассер говорит: «Не слишком беспокойтесь о том, будут ли Трамп и Путин работать вместе. Беспокойтесь о том, что общего есть между ними!»


Флирт США и России


Мир и так сидит как на иголках. На прошлой неделе в Германии состоялись две крупные международные встречи: заседание G20 и Мюнхенская конференция по безопасности. Каждое из этих мероприятий собрало мировых лидеров. Турцию представлял на высшем уровне премьер-министр Бинали Йылдырым (Binali Yıldırım), а также министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) и министр обороны Фикри Ышык (Fikri Işık).


На каждой из двух этих площадок на передний план вышли следующие вопросы. Вступят ли Трамп и российский лидер в союз против Китая, объединив свои силы? Сбросят ли со счетов Европу? И даже расчистят ли путь к третьей мировой войне?


То, что эти вопросы пользуются такой популярностью, вполне естественно. Потому что это страны, которые определяют глобальные расклад сил. Иными словами, это мировые державы. В результате получилось так: на каждой из этих встреч новая американская администрация и российские официальные лица заигрывали друг с другом. Хотя американские чиновники давали Европе сигнал «мы по-прежнему с вами» и заверяли Китай «повода для беспокойства нет», на передний план вышел флирт между Вашингтоном и Москвой.


И отныне окончательно обнаружилось, что риторика новоиспеченного президента Трампа один в один совпадает с риторикой Путина, который 17 лет находится у власти. Это риторика антиисламизма, риторика, которая не придает значения свободе самовыражения, готова пожертвовать свободой «ради» безопасности и разжигает популизм на таком основании, как «экономический кризис».


Течение, которое охватило весь мир


Сходство Трампа и Путина, на которое обратила внимание Глассер, подчеркнул и Тимоти Гартон Эш (Timothy Garton Ash) в воскресном номере нашей газеты. В беседе с Чинаром Оскаем (Çınar Oskay), профессором Оксфордского университета и одним из известнейших в мире историков, Эш отметил: «Сегодня популизм повсюду, куда бы мы ни посмотрели. На самом деле это реакция на либерализм. Каждый гегемонический порядок создает свое недовольство».


Как известно, «либеральный» порядок, созданный после Второй мировой войны, колоссально повысил неравенство. Охваченные страхом угнетенные народные массы постепенно стали хвататься за свою идентичность, то есть говорить «мы» и отделять себя от «других».


Эш утверждает, что это охватившее мир ультранационалистическое и авторитарное течение простирается от Индии до США, от Европы до Китая. И называет его «популистским народным фронтом». «Вопрос в том, продолжат ли существовать такие важные элементы демократии, как разделение властей, независимость судебной власти, свобода печати?» — вопрошает Эш.


Эш не замечает, как в этом же интервью дает ответ на этот вопрос. Например, то, что Германия позиционируется сегодня как «главный поборник демократических идеалов», он объясняет следующим образом: «Немецкая политическая система была создана с тем, чтобы не допустить такого пережитого в прошлом горя, как нацизм, Холокост».


А при ответе на другой вопрос Эш рассказывает, что Европейский Союз и Трансатлантическая система безопасности возникли под влиянием аналогичной тенденции, а именно: чтобы не повторить ошибок после трагедий Второй мировой войны.


Созидание после разрушения


Итак, Эш говорит, что человечество извлекло уроки из пережитых трагедий, совершенных ошибок и, чтобы не допустить их снова, построило новые опоры. Следовательно, каждое разрушение ведет к созиданию. Из каждого тупика открывается новый путь, новое пространство. Поскольку было задумано, что человечество всегда стремится к лучшему, оно из проблем извлекает решения.


Так и этот охвативший весь мир «популистский» тупик, с которым мы сталкиваемся сегодня, обнаруживает пробелы и темные пятна существующей системы. Люди, выбирая таких популистских лидеров, как Трамп, Путин, на самом деле восстают против этого порядка. Очевидно, этот тупик откроет путь к обновлению и созданию новой системы.


Таким образом, в новой «трампутинской» реальности нет повода для беспокойства.