«Дрейф» позиции американского президента Дональда Трампа по Крыму и войне на востоке Украины заметен невооруженным взглядом. Все начиналось с заявления о том, что Крым сделал выбор в пользу России, и США должны это учитывать. А сейчас Трамп ожидает от России возвращения полуострова Украине и содействия в деэскалации ситуации на Донбассе.


Я был уверен с самого начала: политическая система США все равно остепенит действия президентской администрации. И заявления станут не столь резкими, как раньше. Политик во время предвыборной кампании и политик после избрания — это два разных человека. Сначала нужно завоевать поддержку любой ценой, и только после этого становится понятно, что предвыборные обещания и реальность не совпадают.


То, что мы слышим последнее время от администрации Трампа, является, на мой взгляд, свидетельством более реалистичного подхода к ситуации. В этом контексте очень важной будет встреча Петра Порошенко с Дональдом Трампом.


Надеюсь, что в результате серьезной информационной работы у новой администрации сложится адекватное мнение о том, что происходит на Украине. Этот вопрос, на самом деле, не украинский, а российский, и Запад должен с этим что-то делать. Сейчас фокус многих западных СМИ и политиков обращен, на мой взгляд, не в ту сторону: многие говорят об украинском кризисе, хотя на самом деле нужно говорить о проблемах, которые создает Россия. Это российский кризис гуляет по Европе (и не только по Европе).


Западные политики должны дать себе ответ на вопрос: что мы будем дальше делать с самым большим источником угрозы, как это исправить?


Не нужно исключать, что администрация Трампа в перспективе станет жестче в отношении России, чем администрация Обамы. Это было бы логичным продолжением сдвига в сторону объективности. Обама, исходя из своих либеральных позиций и не совсем правильного понимания миролюбия, растрачивал позиции США, как страны, которая должна вмешиваться, если кто-то попирает международное право.


Столкнувшись с соперником, желающим устанавливать свои правила игры, Трамп вынужден играть жестче. Не сможет американский президент делать только то, что хочет. Так или иначе ему придется учитывать мнение своей партии, своих военных, дипломатов, разведчиков и т. д. Есть шанс, что ситуация позитивной неопределенности времен Обамы превратится в более понятную позицию. Например, предоставление военной помощи, в которой мы очень нуждаемся.


Владимир Огрызко, украинский дипломат, министр иностранных дел Украины с 2007 по 2009 год.