Когда президенты двух стран с ресурсами, достаточными для многократного взаимного уничтожения, обладают равным интеллектом и кругозором, когда, к тому же, у обоих на уме примерно одно и то же, можно, казалось бы, расслабиться, вспоминая пережитое и прочитанное.


Но не такова пишущая братия. Не успело высвободиться интеллектуальное пространство у руля Соединенных Штатов, как туда ринулась «наша Раша». Упаси боже, не в лице лучших в мире хакеров и самых тупых в мире пранкеров на службе у чекистов, всех этих вованов и лексусов. Нет, Россию были вынуждены впустить в американское информационное пространство сами американцы. 6 марта 2017 года название одного из самых влиятельных журналов США, New Yorker, будет напечатано на обложке кириллицей — Нью Йоркер. Мало того, ударная карикатура представит нам в высшей степени загадочное зрелище. Главным героем явится персонаж, страшно напоминающий президента РФ Владимира Путина в прикиде Владимира Набокова — энтомолога-любителя, который изучает подлетающую бабочку или эльфа, смахивающего на президента США Дональда Трампа.


При виде этого странного послания не пойдем в кильватере «фейковых новостей» о связях президента Трампа с российскими госорганами, они же спецслужбы, ибо в стране, возглавляемой чекистом, все госслужащие нечувствительно становятся чекистами. Хочется, да и просто необходимо, думать дальше, да и, честно говоря, отбежать подальше от места встречи этих бабочки и мужичка. Пока они только обмениваются высказываниями друг о друге, но ведь наступит момент, когда им придется встретиться-поговорить.


Первое, что сделают эти гиганты мысли? Да засекретят свои разговоры-переговоры. Гигантский умище, которым наделены оба национальных лидера, позволит им, возможно, долго играть в так называемую несознанку со своими СМИ.


Ведь что делают умные правители со своими газетчиками? Правильно, если не могут подчинить, ограничивают или устраняют.


Все спрашивают, как-то они поймут друг друга? Как-то поладят? Не слишком ли рано переходит американский литературный журнал на кириллицу? Неужели тремстам миллионам американцев, в придачу к испанскому, китайскому и японскому, придется осваивать еще и русский?


Ровно двести лет назад великий немецкий романтик Э.Т.А. Гофман написал на эту тему целую книгу, с поразительной дотошностью исследовавшую природу языкового разнообразия. Правда, люди-читатели этой книги должны были с самого начала смириться с тем, что читать-то приходится написанное не человеком, а котом. В трактате «Мысль и Чутье, или Собака и Кот», Мурр изложил теорию языка, вокруг которой до сих пор ломают голову философы. В основе этой теории — представление, согласно которому все языки — это один и тот же язык. Мурр показывает это тождество на примере собственной дружбы с пуделем Понто. Поначалу кот побаивается пуделя, но, услышав от хозяина, что пес не собирается задавать коту трепку, а расположен только к игре, с радостью в эту игру включается. Мало того, легко освоив язык людей, кот приступает к изучению языка собак, а точнее — пуделиного диалекта. При этом, хоть собака и устроена несколько проще, она все же оказалась источником больших неприятностей для кота. Понто похитил рукопись Мурра, из которой, среди прочего, герои книги, а с ними и читатели, извлекают пренеприятное знание: коты шпионят за людьми!


Люди же до такой степени уверены в своем интеллектуальном превосходстве над зверьем, что постоянно попадают впросак. И, столкнувшись с представителем более низкой, чем они сами, категории живых существ, уверены, без всяких на то оснований, что им удастся, как иногда выражаются люди, «сохранить все под контролем».


Однако это ошибка, и в конце концов, победителем в схватке легко может выйти тот, кто и сам умом не вышел, и других пытается не пустить дальше своего умственного горизонта. Почему так происходит? Не потому ли, спрашивает кот Мурр, что изучающие иностранные языки слишком быстро начинают и думать на этих чужих языках! Но выученные чужие слова — вымученные слова. До того убога и непристойно проста мысль, высказываемая на чужом языке, что думающие на нем мало-помалу забывают, как хорошо, весело и разнообразно можно думать на языке родном, на том, который с детства знаешь лучше всего, если, конечно, всю жизнь его обогащаешь. Кот Мурр уже в 1817 году отлично понимал, как дьявольски опасно поддаваться тому, что сам он назвал бы «пуделиным упрощением».


Когда сложные исторические отношения между котами и псами сводятся к установлению контроля над границами и мисками с куриными косточками, веселая жизнь на чердаках и в подвалах превращается в бесконечную череду войн. Который кот больший вор и проныра, тот и герой, тот и образец для подражания. Более высокоразвитое существо редко может научить более примитивную особь говорить и думать на своем языке, а вот обратное происходит на каждом шагу. Например, пес, умеющий и любящий прыгать через палку или таскать хозяину фуражку из пруда, легко настроит на свой лад самого записного любомудра и пиита.


Президента Дональда Трампа иной раз сравнивают с президентом Рональдом Рейганом. Дескать, оба они консерваторы, обоим приходилось противостоять истеблишменту, оба много лет обращались к не самому взыскательному электорату с экранов телевидения. И язык у обоих, говорят, такой простой. Рейган вошел в историю двумя девизами. Один был русским, другой — адресованным русским. Первый девиз звучал по-русски с американским акцентом: «doveryay, no proveryay». Не так-то это было просто — обратиться к американцам по-русски. Второй девиз стал предложением Михаилу Горбачеву «снести эту стену» (имелась в виду, конечно, Берлинская стена). Обе заповеди, отлично сработавшие в конце 1980-х, «новый Рейган» Трамп тут же нарушил. Хотя некоторые американцы и сегодня думают, что избрали себе «нового Рейгана» после восьми лет пребывания у власти «нового Джимми Картера».


Но «новый Рейган» заговорил с Америкой и с миром на языке «контроля» и «абсолютной безопасности». Вместо Рейгановского «снесите стену!» звучит грозное «построим стену на границе с Мексикой». А президенту РФ президент США доверяет явно больше, чем своим американским СМИ и оппозиционерам-демократам.


Главный враг Соединенных Штатов, в воображении нового президента, — «фейковые новости», каковыми объявлены некоторые главные американские масс-медиа. Среди первых — и телеканал CNN, благодаря которому весь мир следил в прямом эфире за путчами и захватом заложников в России. Это — и новая «империя зла» — ИГИЛ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) и его помощники.


Но почему же на обложке хитроумного Нью Йоркера легковесная бабочка порхает перед серьезным энтомологом? Неужели оттого, что энтомолог, любитель загадочных речений, одной рукой поглаживает пополнение в рядах ИГИЛ, а другой пришпоривает пополнение рядов борцов с ИГИЛ? Немудрено, что бабочка как существо более простое не в состоянии понять несколько более сложной игры своего исследователя. Но ведь тогда и победа в противостоянии может остаться не за райской бабочкой, не за розовым эльфом с рыжим хохолком, а за странным человеком с лупой и сачком.