Николас Кристоф (Nicholas Kristof) написал очень ценную статью под названием «Трамп и Россия: соединяя точки», где он перечислил 10 «ключевых точек», которые могут указывать на то, что представители ближайшего окружения Трампа каким-то образом содействовали вмешательству Москвы в ход президентских выборов в США.


Я согласен с большей частью того, что пишет Кристоф, однако есть и несколько существенных исключений. Я также согласен с его ключевым выводом: «Сейчас крайне необходимо провести независимое расследование по модели Комиссии 9/11».


Поскольку я поддерживаю призыв Кристофа к трезвому и хладнокровному анализу, мне бы хотелось внимательно рассмотреть некоторые пункты по обе стороны от разделительной черты.


I. Точки, связанные с реабилитацией Трампа


1. Кристоф пишет, что Трамп «назначил чиновников, дружественно настроенных по отношению к Москве». Это касается госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) и бывшего советника Белого дома по вопросам национальной безопасности Майка Флинна (Mike Flynn). То же самое, вероятно, можно сказать и о Стиве Бэнноне (Steve Bannon), поскольку его интересы во многом перекликаются с интересами Владимира Путина (от поддержания накала в рядах альтернативных правых до дестабилизации Евросоюза).


Однако этого нельзя сказать о множестве других кандидатов Трампа, назначенных на ключевые позиции в правительстве, включая вице-президента Майка Пенса (Mike Pence), министра обороны Джеймса Мэттиса (James Mattis), директора ЦРУ Майка Помпео (Mike Pompeo), заместителя советника по вопросам национальной безопасности К.Т. Макфарланда (K.T. McFarland), а также директора Национальной разведки Дэна Коутса (Dan Coats) и потенциального старшего директора по делам России и Европы Фиону Хилл (Fiona Hill).


Эти точки не слишком хорошо соединяются с остальными и требуют как минимум гораздо более серьезного анализа.


2. Кристоф совершенно обоснованно предупреждает демократов, что им не следует «скатываться к конспирологическому мышлению» (хотя мне не очень понятно, почему он предупреждает только их, ведь ведущие республиканцы, включая сенатора Линдси Грэхэма (Lindsey Graha) сенатора Джона Маккейна (John McCain) и Эвана МакМаллина (Evan McMullin), тоже глубоко обеспокоены связями Трампа с Россией).


Очень важно предостеречь от этой ошибки и новостные издания. К примеру, Дэвид Корн (David Corn), который написал несколько блестящих статей о скандале вокруг России, также опубликовал статью о связях министра торговли Уилбура Росса (Wilbur Ross) с Россией: «Вот еще один кандидат Трампа с тесными финансовыми связями с Россией: Уилбер Росс объединился с российским олигархом и бывшим чиновником КГБ, чтобы управлять проблемным банком на Кипре».


Эту статью теперь нужно серьезно пересмотреть, поскольку издание The New York Times опубликовало новый материал под названием «Новый министр торговли не дружил с русскими на Кипре» (New Commerce Secretary Was No Friend to Russians at Cyprus Bank).


Это вовсе не значит, что репортерам нужно прекратить свои попытки выяснить, какую именно роль играл Уилбур Росс в различных областях финансовой деятельности Трампа и его связях с Россией. Но это значит, что нельзя игнорировать информацию, если она не вписывается в ту или иную версию.


3. Необходимо признать, что бывшие и действующие чиновники США заявляли о том, что нет (по крайней мере, пока нет) доказательств сговора представителей ближайшего окружения Трампа и России.


Бывший директор Национальной разведки Джемс Клэппер в своем интервью Meet the Press сказал, что к тому времени, когда он покинул свой пост, у его агентства не было «доказательств подобного сговора». Во всем известной статье New York Times, опубликованной в середине февраля и тоже посвященной регулярным контактам представителей предвыборного штаба Трампа с агентами российской разведки, тоже содержится это важное замечание:


Разведывательные агентства затем попытались выяснить, вступали ли представители предвыборного штаба Трампа в сговор с россиянами в рамках хакерской кампании или других попыток повлиять на исход выборов. Чиновники, дававшие интервью в последние несколько недель, заявили, что в настоящий момент у них нет доказательств подобного сотрудничества.


II. Точки, связанные с уличением Трампа


1. При всем моем уважении, я не согласен с точкой зрения Кристофа о пересекающихся интересах Трампа и Путина в период предвыборной кампании. Он их просто недооценивает.

 

Кристоф пишет, что разразится невероятный скандал, «если команда Трампа в тайне завязывала контакты с русскими и обменивалась с ними информацией — в этом случае в кругу Трампа вполне могли заранее знать о попытках России повредить американскому политическому процессу». В этом я согласен с Кристофом.


Но Кристоф пишет, что, с его точки зрения, «четких договоренностей о помощи в нечестной победе на выборах между Трампом и Путиным не было… Вероятно, Путин просто хотел нанести удар по Клинтон и на победу Трампа не рассчитывал». Мне это кажется в корне неверным.


В своем опубликованном докладе о вмешательстве России наше разведывательное сообщество написало что «с высокой долей уверенности» можно утверждать, что «Путин и российское правительство отдавали очевидное предпочтение избранному президенту Трампу» и что одной из целей России было нанесение ударов по Клинтон на протяжении значительного периода в ее кампании.


2. Гораздо более спорным — но, на мой взгляд, тоже верным — является то, что Трамп и Путин по стечению обстоятельств имели еще одну общую цель, о которой разведывательное сообщество тоже написало в своем докладе: подрыв веры в избирательный процесс в целом. Ранее я писал:


Вторая цель Путина [посеять сомнения в избирательном процессе как таковом] полностью согласовывалась с неоднократными заявлениями Трампа о «фальсификациях» результатов выборов и его отказом принять итоги голосования в том случае, если выиграет Клинтон. Был этап, когда Трамп думал, что он может выиграть, и были длительные периоды, в ходе которых он, казалось, был решительно намерен подорвать веру общественности в результаты голосования.


3. Одной из причин того, что у нас, возможно, больше не будет данных — или «ключевых точек» — для того, чтобы связать Трампа и Россию, является то, что Министерство юстиций и ФБР, по слухам, решили замедлить расследование этого вопроса до момента оглашения результатов выборов.


Нетрудно догадаться, что многие ниточки уже устарели или оборвались, а другие зацепки были потеряны в результате решения «не выписывать повестки и не предпринимать других шагов» в течение этих важнейших месяцев. Чтобы получить исчерпывающий анализ этого дела, прочтите материал, написанный мной и Ричардом Пейнтером (Richard Painter) под названием «Real Questions Include FBI Inaction and Action on Russia: Only Independent Investigations Can Resolve» («Основные вопросы сводятся к действиям и бездействию ФБР в отношении России: только независимое расследование поможет узнать правду»).


Ниже приведен отрывок из нашей статьи:


Министерство юстиций и ФБР, возможно, решили поступить противоположно тому, чего хотел [сенатор Гарри] Рейд (Harry Reid): они решить потянуть время. Отрывок из статьи, опубликованной Reuters 3 ноября 2016 года, в ретроспективе кажется особенно важным: «ФБР провело предварительные проверки деятельности Фонда Клинтонов и предположительных контактов между соратниками Трампа и Россией, о чем сообщили источники в агентствах охраны правопорядка. Однако темпы этих проверок замедлились несколько недель назад, потому что ФБР не хотело повлиять на исход выборов».

 

Это сообщение агентства Reuters согласуется с информацией, содержащейся в статье New York Times, о том, что Министерство юстиций и ФБР сознательно решили притормозить расследование деятельности Фонда Клинтонов и финансовых связей Пола Манафорта (Paul Manafort) с Украиной.


Еще один важный момент заключается в том, что такие люди, как Клэппер, возможно, не видели доказательств сотрудничества до момента ухода со своих постов из-за контролируемых темпов расследований ФБР.


4. Наконец, необходимо включить в список и другие точки. Десять — это замечательное круглое число, но…


Во-первых, необходимо напомнить, что, несмотря на все отрицания членов команды Трампа, российские чиновники уже признали, что они несколько раз встречались с представителями предвыборного штаба Трампа.


Во-вторых, что касается взаимовыгодного обмена, одним из самых важных и заметных кусочков головоломки является то, что предвыборный штаб Трампа добился изменения платформы национального комитета Республиканской партии в одном вопросе, а именно в вопросе о предоставлении оружия Украине, чтобы она могла сражаться против пророссийских сил. Кейт Брэннен (Kate Brannen) из Just Security проследила то, как и когда Трамп и члены его команды отрицали свою причастность к этому, несмотря на массу доказательств обратного.


5. Я согласен со многими другими, в том числе с Джулианом Санчесом (Julian Sanchez), который утверждает, что нам не нужно искать конкретный дымящийся пистолет и что взаимовыгодное соглашение между соратниками Трампа и Россией заключалось «в открытую». Они знали, чего хочет и чего может достичь другая сторона, и старались друг другу в этом помочь.


Кристоф, возможно, не согласится с этой точкой зрения, однако мы не должны упускать ее из виду, поскольку расследования Конгресса и СМИ продолжают фокусироваться на всех доступных нам точках.