На Корейском полуострове назревает новый кризис. В середине февраля Северная Корея провела испытание баллистической ракеты средней дальности. 1 марта Соединенные Штаты и Южная Корея начали совместные беспрецедентные по своему масштабу и интенсивности военные учения.


Эти военные учения будут идти до конца апреля и задействуют значительное количество наземных, воздушных и военно-морских сил из обеих стран, включая стратегические активы, такие как бомбардировщики B-52 и авианосец USS Carl Vinson. И, вопреки возражениям России и Китая, США ускоряют развертывание противоракетной системы для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD) в Южной Корее.


В тот же день, когда США и Южная Корея начали свои военные учения, северокорейский лидер Ким Чен Ын проинспектировал штаб смешанной военной части номер 966 Корейской Народной Армии. Пять дней спустя Северная Корея выпустила четыре баллистические ракеты, одна из которых, как предполагается, упала в 200 милях от береговой линии Японии. Испытания заставили большинство экспертов предположить, что Северная Корея значительно расширила свои ядерные и баллистические возможности и что к 2020 году она сможет оснастить миниатюрными ядерными боеголовками ракеты большой дальности, способные достичь континентальных США.

 

Переговоры в Нью-Йорке между северокорейской делегацией и бывшими высокопоставленными должностными лицами США изначально были запланированы на начало марта. Но в конце февраля встреча была отменена, когда Госдепартамент США отказался выдать визы северокорейским дипломатам, закрепив отсутствие общения, что только усугубило риски нынешнего противостояния.


Президент США Дональд Трамп, судя по всему, решил усилить давление на Северную Корею вместо того, чтобы выполнить свою предвыборную риторику и напрямую переговорить с Кимом. Сообщается, что Совет национальной безопасности Трампа проводит углубленный анализ политики США в отношении Северной Кореи и рассматривает ряд стратегических вариантов, начиная от упреждающих ударов по северокорейским ядерным объектам до «мягкой» смены режима посредством введения более жестких санкций.


Даже если Трамп хотел бы провести переговоры с Северной Кореей один на один, его администрация явно к этому не готова, потому что ей не хватает последовательной политики. Белый Дом Трампа по-прежнему пребывает в состоянии дисфункции, о чем свидетельствует не только внезапное отстранение Майкла Флинна от должности советника по национальной безопасности, но и нехватка назначений сотрудников руководящего состава в Госдепартаменте и Министерстве обороны для наблюдения за событиями в Азиатско-Тихоокеанском регионе.


Несмотря на этот политический вакуум исполнительной власти правительство США считает недавние ракетные испытания Северной Кореи серьезной угрозой. Многие конгрессмены и высокопоставленные военные чиновники теперь призывают к более жесткому ответу, который мог бы включать восстановление режима Кима в списке стран-спонсоров терроризма и использование спецназа США для нанесения точечных ударов. Но такие действия лишь усугубили бы ощущение «осажденности» режима.


В разведывательных кругах США и Южной Кореи считают, что Северная Корея обладает 10-16 единицами ядерного оружия и более 1000 баллистических ракет, что делает практически невозможным исключение северокорейской военной угрозы без нанесения серьезного ущерба США и их союзникам. И сегодня, когда президенту Южной Кореи Пак Кын Хе был объявлен импичмент и она формально отстранена от должности, правительство Южной Кореи, учитывая предстоящую кампанию по избранию нового президента, будет не в состоянии искать новые политические варианты — жесткие или иные — в течении нескольких месяцев.


Между тем, роль Китая на Корейском полуострове становится все более сложной. С одной стороны, Китай выступил против ракетных испытаний Северной Кореи и приостановил импорт угля с Севера в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН. В ответ северокорейские государственные СМИ стали критиковать Китай за «танцы под дудку США».


Но Китай также рассматривает новую систему THAAD в Южной Корее как серьезную стратегическую угрозу. Китайские лидеры опасаются, что радар X-диапазона THAAD сведёт на нет ядерный потенциал ответного удара Китая и что система может быть интегрирована с американскими и японскими объектами для создания сети, покрывающей всю Северо-Восточную Азию. Действительно, премьер-министр Японии Синдзо Абэ уже выступает за развертывание THAAD в Японии.


В ноябре 2016 года Южная Корея и Япония подписали пакт об обмене информацией в сфере военной разведки. Но улучшение отношений между двумя союзниками США, которые когда-то были злейшими врагами, вызвало опасения России и Китая о том, что на востоке может возникнуть «мини-НАТО»- альянс Южной Кореи, Японии и США.


Воссоздание блоков безопасности времен холодной войны в Северо-Восточной Азии только усугубит региональные конфликты. Чтобы избежать такого исхода, Китай призывает все стороны остановиться и подумать. Как недавно сказал министр иностранных дел Китая Ван И, США и Северная Корея подобны «двум ускоряющимся поездам, идущим навстречу друг другу, где ни одна из сторон не готова уступить».


Ван встретился в Пекине с заместителем министра иностранных дел КНР Ли Кил Сонгом, а 8 марта он встретится с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном с целью скоординировать первую встречу между президентом Китая Си Цзиньпином и Трампом. Нет необходимости говорить о том, что на этом саммите решение Северокорейского ядерного вопроса будет приоритетной задачей.


Китай, в свою очередь, предложил двухуровневый подход. Во-первых, Северная Корея прекращает свои ядерные и ракетные испытания, а США и Южная Корея прекращают совместные широкомасштабные военные учения. Во-вторых, все участвующие стороны возвращаются за стол переговоров с параллельными целями денуклеаризации Корейского полуострова и заключения мирного соглашения по замене шестидесятилетнего Корейского соглашения о перемирии. В то же время стороны должны учесть предложение бывшего министра Южной Кореи Юна Юнгана о свертывании системы THAAD после того, как Северная Корея откажется от своей ядерной программы.


Стратегическое недоверие по всей Северо-Восточной Азии только усугубит и без того напряженные отношения США и Китая. Кошмарный сценарий ожесточенного конфликта на Корейском полуострове требует преобладания здравого смысла.