8 марта 1963 года стало началом настоящего и окончательного падения Сирии. Сирия долго сопротивлялась всем военным переворотам, начало которым положил переворот, совершенный неуравновешенной личностью Хусни аз-Заимом в 1949 году. После очередного переворота, который возглавил Адиб аш-Шишакли, Сирии все же удалось вернуться к почти нормальной политической жизни. В 1958 году происходит объединение государств Сирии и Египта в единое государство, что впоследствии принесет Сирии всяческие несчастья. К власти пришел отсталый режим. Насер, обладающий порядочным количеством глупости и невежества, фактически установил в Сирии военный режим, который сопровождался экономическими преобразованиями, несущими печать социализма. Все это положило начало «утечке мозгов» и оттока капитала из страны. Описываемый период длился с 1958 по 1961 год, пока Сирия не вышла из состава этого государства (речь идет о государстве Объединенная Арабская Республика, ОАР — прим. пер.).


Это отделение стало последней попыткой спасти Сирию от «утечки мозгов», милитаризации и полицейского контроля в государственных учреждениях. Жители явно хотели вернуть страну к нормальному режиму. Народные устремления возглавили Маамун аль-Кузбари и Назим аль-Кудси вместе с группой офицеров.


Переворот «Восьмого марта» привел к крушению всех надежд на возвращение Сирии сирийцам, а также на возвращение статуса государства, поддерживающего отношения и с Западом, и с Востоком. Страна находилась в плену иллюзий, таких же, что господствовали в Советском Союзе в свете холодной войны. Переворот 1963, проведенный офицерами Баас, был только началом победы деревенского способа мышления над городским, будь то в Сирии или до этого в Ираке, который сегодня наблюдает еще одну трагедию, берущую начало летом 1958 года. Проблема не в том, что деревня пытается переехать в город. Проблема в том, что она приезжает в него со всей своей ненавистью и обидой на весь мир.


Трагедия в Мосуле летом 2014 года, когда ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.) отправило сектантские вооруженные формирования захватить этот город — это результат того, что происходило в роковой день 14 июля 1958 года. Тогда офицеры, которых, по меньшей мере, можно описать как невежественных, жаждавших крови, вынесли окончательный приговор монархии, которая могла бы представлять собой наилучшую гарантию для развития и превращения Ирака в передовую страну. В итоге Ирак погряз в отсталых идеях партии Баас, оказавшись в плену сектантских настроений.


В целом, Ирак закончился еще до того, как Баас захватила власть в феврале 1963 года, за месяц до захвата власти партией Баас в Сирии. Ирак закончился в тот день, когда во дворце была совершена массовая бойня, унесшая жизни царской семьи Хашимитов (революция 14 июля 1941 года в Ираке — прим. пер.), семьи, которая никогда не делала различия между шиитами и суннитами, мусульманами и христианами, курдами, туркменами или езидами.


Не смогли побороть эту отсталость в Ираке и несколько лет правления Ахмеда Хасана аль-Бакра, являвшиеся своего рода исключением. Будучи у власти он обращался за помощью к специалистам и ученым, пытаясь улучшить условия жизни граждан и сохранить все хорошее, что осталось со времен монархии. На вершине этих достижений была система образования с ее университетами, которые все же сохраняли минимум автономии даже во время правления Саддама Хусейна. Но период аль-Бакра, несмотря на все его усилия, был слишком коротким. Можно даже сказать, что сам аль-Бакр был не больше, чем любой другой офицер, обладающий логикой. Он рос в городе и стремился привить новую культуру, в которой не было места унижению других. Этих нескольких лет оказалось недостаточно, чтобы говорить о том, что Ирак покончил с днями военного режима и правлением одной партии с фашистской идеологией… но это была реальная попытка создать новую систему, основанную на идеях цивилизованного мира, с проведением свободных парламентских выборов, подобно тому, что произошло в Сирии в период с 1961 по 1963 год после ее выхода из ОАР.


Все, что можно сказать, так это то, что Ирак закончился в 1958 году, в то время как Сирия закончилась в 1963 году. Восстановить нормальную жизнь в обеих странах не представляется возможным, потому как общество в них разобщено. Что касается Сирии, то поражение 1967 года (поражение в Шестидневной войне с Израилем — прим. пер.) было допущено под флагами Баас. Тогда Сирия была вынуждена отказаться от Голанских высот в пользу Израиля в обмен на то, что определенная группа людей смогла сохранить отсталый режим. По сути, Израиль взял на себя защиту режима, гарантируя ему контроль над Голанскими высотами, пытаясь таким образом защитить себя. Через пятьдесят лет Голанские высоты по-прежнему не возвращены, Западный берег и Восточный Иерусалим остаются под израильским контролем.
После появления на политической арене Хафеза Асада в ноябре 1970 года власть перешла к алавитам, а затем сложилась и некая семейственность, в которой не все понимали интерес Хафеза аль-Асада к деревенскому населению во внутренней политике и невнимание к жителям больших городов, пока Башар Асад не стал преемником своего отца в 2000 году.


Век живи, век удивляйся. Однако, то, что мы наблюдаем в эти дни, является отголосками истории не только Ирака и Сирии. Это тесный клубок переплетений историй многих стран Ближнего Востока.


Кто бы мог подумать, что Иран станет первым игроком в Ираке и начнет процесс идеологической очистки этого государства от ИГИЛ и различных вооруженных группировок? Кто бы поверил, что для Ливана настанет день, когда он уже не в состоянии будет избрать президента без зеленого света от Ирана, а «Хезболла» вступит в войну, которую сирийский режим ведет против своего народа? И кто бы мог предположить, что Сирия в настоящее время окажется под властью сразу четырех колонизаторов — иранского, русского, турецкого и израильского?