Эта статья — вторая в цикле Libération о впервые идущих на избирательные участки французах. Мы связались с 18 молодыми людьми, которые будут в первый раз голосовать во Франции на президентских выборах, и собрали их в группе в Facebook. С 21 февраля по 7 мая мы обсуждаем то, на что они надеются и чего ждут первого в их жизни крупного политического события.


В памяти каждого поколения, наверное, оставил след какой-то значимый политический момент: избрание Франсуа Миттерана в 1981 у одних или второй тур Ширак-Ле Пен в 2002 году у других. Нынешние выборы, безусловно, запомнятся целому поколению тех, кто в первый раз пойдет на избирательные участки. Кроме того, они становятся поводом для обсуждения с близкими идей, кандидатов и кампании. У некоторых эти разговоры сформировали политические взгляды.


«Интерес к политике возник у меня благодаря отцу, и поэтому с рождения в политическом мире меня сначала питали именно его идеи», — признает Мигель С. в Facebook. Как бы то ни было, со временем у него сформировался «критический дух». Мартин Л., который сначала поддерживал Жадо, а затем встал на сторону Амона, говорит о политике с братом, потому что их объединяет «множество идей»: «Ему, как и мне, приходится держать это в тайне от отца, с которым, кстати, мы все чаще обсуждаем эту тему. Отец — центрист. Он был активистом Жискара, когда ему было за 20. Нам все же удается спокойно обсудить с ним некоторые идеи ультралевых, хотя у нас совершенно разные позиции по таким вопросам, как, например, экология. С матерью все сложнее. Она правая и чаще всего уходит от разговора».


Семейный круг


Другие же, как Саша Т. (собирается голосовать за Марин Ле Пен), говорят, что живут в состоянии столкновения идей, в частности с матерью, которая придерживается совершенно других взглядов: «Мама — „фийонистка", человек правых взглядов. Это совершенно не отражается на наших отношениях, как и на отношениях с друзьями, которые по большей части не согласны с моими идеями. Я умею проводить черту между политикой и всем остальным». Мигелю С. тоже приходится иметь дело с политическим несогласием семьи: «Отец — правый, как и все остальные члены семьи, в той или иной степени. Я — единственный левый, и поэтому споры, особенно в предвыборный период, очень сильны. Думаю, что они важны, но, оглядываясь назад, понимаешь, что это диалог слепого с глухим», — говорит он, не скрывая раздражения по поводу того, что его называют «конформистом».


Несмотря на разногласия, ответившие на наши вопросы молодые люди подчеркивают необходимость обсуждения перед выборами. Матильда Т. активно работает в ассоциативной среде и пока не знает, за кого голосовать, но говорит, что ее раздражает «нежелание обсуждать, неспособность выслушать аргументы, даже если вы с ними не согласны. Усилия для понимания нужно прилагать с обеих сторон, иначе ничего не получится!» Кларисса Д. пока что тоже не сделала выбор, но полагает, что «обсуждение позволяет обрести уверенность. Только благодаря спорам я полностью уверена в том, что думаю, и в ценностях, за которые выступаю». Милан С. в свою очередь подчеркивает, что устал от «нежелания обсуждать и открыться противоположным идеям».


Информационная среда


Молодежи также приходится иметь дело с увеличением числа источников информации, как серьезных, так и не слишком. Большинство получают информацию из социальных сетей, которые поставили всех на один уровень. Мартин Л. видит здесь потенциальный риск: «Я признаю, что окружен левым информационным пространством, но не думаю, что это как-то мешает мне выносить критические суждения». «Мне не нравится отсутствие градации информации в статьях в социальных сетях», — признает Милан С.


Все они читают крупные СМИ вроде le Monde, France Inter, les Inrocks, l'Obs, Libération, le Figaro, BFM и Buzzfeed, однако некоторые называют и другие источники. Дамьен Э. говорит, что заходит на «альтернативные» СМИ, вроде страницы Жана-Люка Меланшона в Facebook. Саша Т. уверяет, что финансируемые российским правительством Sputnik и RT позволяют «отойти от традиционных СМИ, на которых могут влиять их владельцы». Кларисса Д. и Мигель С. перестали смотреть круглосуточные информационные каналы («Я их не выношу», — признает второй). Живущая в Лондоне Ева Н. Даже больше не смотрит телевизор, предпочитая ему радио и в частности «Патрика Коэна (Patrick Cohen) по France Inter» и Николь Феррони (Nicole Ferroni).