Россия не представила никаких компромиссных вариантов развития событий в Сирии на конференциях в Астане, результаты которых не упоминаются ни в одной резолюции ООН. Более того, некоторые стороны сирийского конфликта отказались от участия в ней. Россия стремится создать альтернативу Женеве, которая является единственным местом для переговоров на законных основаниях на международном уровне, а документы, принятые в ходе этих встреч, носят ее имя. Женевская конференция представила путь решения сирийской проблемы — завершение правления Башара Асада.


В Астане сирийская оппозиция представила «гибкую позицию», смысл которой Россия не может понять. Для нее компромисс не был верным решением ни вчера, ни сегодня, хотя бы потому что Россия не связана никакими обязательствами, например исполнением положений резолюции 2254 Совета Безопасности ООН о прекращении огня. Не получается ограничить стычки российско-сирийских сил с оппозицией и сдержать планы России. Российский медведь хочет использовать вооруженные силы для того, чтобы заставить оппозицию принять режим Башара Асада, опираясь на идею «правительства национального единства», что само по себе является нарушением международных резолюций и документа, принятого по итогам конференции в Женеве.


Россия изменила смысл конференции в Астане. Она превратила ее в поприще для «перекройки» мыслей враждебных группировок с целью их последующего отказа от политических притязаний, которые русские смогут заменить своими установками. Возможно, они станут альтернативой Национальной коалиции революционных и оппозиционных сил и Высшему комитету по переговорам сирийской оппозиции. Все эти действия предпринимаются для того, чтобы отойти от женевских соглашений под предлогом следования положениям резолюции 2254. Москва хочет отказаться от формата Женевы, представив альтернативу, которая предполагает участие оппозиции в переговорах при неизменных позициях режима Башара Асада.


По этим причинам вполне естественно, что делегация от оппозиции отказывается от проведения третьей встречи в Астане. На российское заявление они отвечают, что встречи в Астане не приводят к прекращению огня. Получается, что цель конференции не соответствует результатам и текущей повестке дня. Обязательства России и режима Башара Асада, принятые на прошлой встрече в Астане, касающиеся остановки военных стычек в районах, занятых оппозицией, а также полного прекращения боевых действий, не выполняются. Созыв заседания стал обязательным, а оппозиция получила право уйти или остаться и соглашаться во всем с Россией и Асадом.

 

Совершенно очевидно, что Россия прибегла к обману, заявив, что цель переговоров в Астане заключается в создании благоприятной атмосферы, которая поможет найти решения, отвечающие требованиям и интересам всех сторон. Переговоры затронут вопрос полного прекращения огня при сохранении существующих условий и положений сирийских сторон. Однако война продолжится, а российские воздушные и сухопутные силы примут в ней еще большее участие, и смогут дойти до Сук Вади Барада, Кабуна, Барзы, Харасты и Хомса. Москва подчеркнула, что не заинтересована в исполнении какой-либо международной резолюции, а преследует лишь цель признания ее единоличного права на собственную интерпретацию резолюции 2254, что будет противоречить тексту заявления Женевы-1 и ее духу. Таким образом, Россия сможет предотвратить падение Асада, подорвать любое международное участие в переговорах, также как и любое компромиссное решение, отвечающее требованиям сирийского народа.

 

После того как российские войска изменят баланс сил в свою пользу, дипломатия в Астане захочет пойти дальше и попытается заменить международные резолюции и лишить сирийцев права решать какие-либо вопросы.


Отказ оппозиции ехать в Астану нарушил планы России и одновременно подтвердил, что российскому медведю не удалось «загнать их под каблук». Москва не сможет достичь своих целей в одиночку и будет нуждаться в помощи и поддержке оппозиции, особенно после увеличения военного присутствия Америки в северных районах Сирии, которые становятся все более запутанными узлами местных, международных и региональных конфликтов. Ближний Восток стала ареной противостояния не только для арабов, курдов и турок, но и для крупных игроков, вступивших в эту игру за свои интересы в регионе. Теперь Россия все больше нуждается в оппозиции, поскольку именно она способна ослабить ее позиции. Она смогла противостоять давлению со стороны Москвы, которая заставляла их принять позицию, противоречащую интересам сирийского народа.


Если оппозиционные силы и готовы отправиться на конференцию в Астану, то только для того, чтобы потом сразу же уехать, потому что их присутствие не решит проблемы России в Сирии. Члены оппозиции не вправе отворачиваться от окружающих обстоятельств. Более того, мы готовы пообещать себе извлечь из них максимальную пользу. Между тем, наш позитивный опыт взаимодействия с Россией не принуждает нас к тому, чтобы «сделать руку, запущенную Владимиром Путиным в нашу страну, короче, чем его нос».