На следующий день. Что же после того, как там побывал папа Римский? Я бы хотел увидеть, изменится ли что-либо в этих огромных жилых кварталах. Превратятся ли с завтрашнего дня эти «белые дома» снова в забытые всеми окраины с разваливающимися стенами, сломанными лифтами, потому что уже 40 лет их никто не ремонтировал и не следил за их состоянием? Или же муниципальные, региональные, государственные власти перестанут закрывать глаза на упущенные из виду проблемы и возьмутся за их решение? Мы знаем, как будут развиваться события.


Это наверняка будет болото. Чтобы сменить направление, не хватает способности, навыков, фантазии руководства. Порядок. Вектор. Нет доверия к гражданам. Лучше сохранить эти «ничьи земли», оккупированные жилища, попавшие во власть рэкета без правил. Спекулировать на бедности, настраивая бедняков друг против друга. Достаточно было бы продать или подарить эти народные дома гражданам, которые в них живут. Полностью переложить на них ответственность.


Забота о благе, которое становится собственностью. Потому что, когда оно становится собственностью, есть стимул сохранить его, поддерживать его в порядке. Это либеральный рецепт, которым пользовалась премьер-консерватор Великобритании Маргарет Тэтчер, передав его потом по наследству своим преемникам, так и не претворившим его в жизнь. Не существует одних только спецэффектов без всего остального. Зато есть, говоря словами папы Франциска, «решения» для каждого в отдельности, для семей, для сообществ. Для этого требуется ежедневное мужество. Политика. Она отсутствовала без достаточных на то оснований на светском мероприятии, где собрались в ту же прошлую субботу, 25 марта, в Риме лидеры 27 европейских стран.

 

Кстати, о гражданах и их нуждах. В различных заявлениях, постах в социальных сетях главы государств выражали невероятную радость после заключения соглашения об осуществлении священной задачи и начале работы, в том числе, на благо граждан. Простите, но до прошлой пятницы, 24 марта, до субботы, 25 марта, ради чьего блага вы боролись? Нужно было ждать появления главы католической церкви, чтобы услышать, что Европе не хватает души. Той народной души, которую сегодня мобилизовать способна только церковь Бергольо. Представьте себе, что для того, чтобы написать несколько строк финального мемориального коммюнике в Капитолии, практически представляющего собой опус, созданный с туманными намерениями, потребовались недели переговоров и тяжких, трудных размышлений. А мы в тревоге и с нетерпением будем ждать, когда они всерьез сядут за работу.


Европейцы живут в Европе со смирением, потому что им не остается ничего другого. Даже демонстрации против Европы уже вышли из моды. Если только вышедшие из состава ЕС англичане не станут устраивать ностальгические демонстрации по Европе, в которую они хотели бы вернуться. Сколько понадобится духа, сноровки, чтобы привести в порядок даже периферию мира?


А после теракта в Вестминстере? Папа римский в 2014 году сказал, что началась Третья мировая война. Война, бои в которой идут по кусочкам. По главам. Это цивилизационные конфликты, между бедными и богатыми, лежащие в основе религиозного «интегрализма», серийного преступника, который перебрасывает свои силы на западные столицы. Это плод неудавшейся интеграции. В Милане Бергольо был настоящим Франциском. Он встречался с самого раннего утра с жителями беднейших кварталов, населенных, на страх и риск столицы севера Италии, иммигрантами и мусульманами. Но дверь к диалогу была открыта. К диалогу о нуждах. Ответ был дан символический и авторитетный.


И папа дал его спустя ровно 50 лет после Энциклики Павла VI (как раз миланского кардинала Монтини) Popolorum Progressio («О развитии людей»), первой энциклики, в которой социальный вопрос приобрел мировой масштаб. Павел VI предостерегал от «цивилизационных толчков», противопоставляя им путь «цивилизационных диалогов». Преодолеть конфликт и экономическое неравенство между богатыми странами Севера и бедными странами Юга. Оставить пространство для долга солидарности, благотворительности и гостеприимства. С этим можно соглашаться в большей или меньшей степени, но папа Франциск занимается своим делом. Он воскрешает первоначальную миссию. Как раз в момент падения престижа церкви из-за многочисленных скандалов в ее лоне Франциск берет на себя, на свое сильное руководство вес всей работы, которую предстоит проделать.


В Милане, итальянской моральной и экономической столице, Бергольо переезжает из центров средоточия власти и оказывается в центре современного противостояния, последним проявлением которого в Европе стал теракт в Вестминстере.


При желании можно называть ее Европой. Это покинутая территория, находящаяся в растерянности после теракта в Лондоне — столице народов, этносов, культур со всего мира? Или это Европа голландца Дейсселблума (Dijsselbloem), председателя Еврогруппы, утверждающего, что «юг Европы спускает все деньги на женщин и алкоголь вместо того, чтобы помогать ЕС»?


Вы должны понимать, почему декларация 27 стран ЕС, одобренная во время празднования годовщины Римских соглашений в субботу 25 марта, не стоит выеденного яйца. Она уходит от основных проблем. Прячет все внутри и хуже того: благодаря ей настойчиво развивается миф о бессилии и несущественности. Говорилось о двойной скорости, о руководстве с твердым ядром, о тех, кто остается позади, но вдруг это все исчезло, потому что здесь не обойтись пустотой. Печальная Европа, празднующая годовщину, прикрывшись броней, без искры радости и счастья, испытывающая ужас из-за террористической угрозы. Народов здесь нет.


Когда в 1957 году в Капитолии шесть стран (Италия, Франция, Западная Германия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург) учредили Европейское экономическое сообщество, они заключили базовые соглашения (установили таможенные тарифы и мало что еще), которые прекрасно бы подошли нам и сейчас, без дальнейших шагов.  С тех пор Старый континент раздулся до того, что страдает от ожирения из-за избытка правил и ограничений. А также из-за вступления в него новых стран, лишивших Европу подвижности. Это тупик, из которого невозможно найти выход. И мы испытываем это на собственной шкуре.


В эти часы мы ведем переговоры по жалкому соглашению стоимостью в 4 миллиарда евро, на котором до исступления настаивал Брюссель. Европа, которая не сохраняет ничего из того, что ей важно, например, не занимающаяся проблемой иммигрантов или последствиями землетрясений, продолжает упрямиться, с радостью соглашается на жесткие меры. Трагедия состоит в том, что мы уступаем этим навязываемым нам мерам, вместо того чтобы проявить упорство и изменить ход решений. Куда проще быть нотариусами, чем проявить храбрость.


Толстокожее образование из 27 государств неспособно действовать одновременно экономически и политически. Даже в вопросах экономики нам придется поспорить с членом НАТО Турцией. Оттоманская империя, пришедшая в упадок после Первой мировой войны, пытается теперь воскреснуть во главе с султаном Эрдоганом, конкурируя с халифатом ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.) Безусловно, корень постоянных ближневосточных конфликтов необходимо искать именно в разделении территорий Оттоманской империи в зонах влияния Франции и Англии, очерченных линией на географических картах. Так о какой же Европе мы говорим? А в эпоху Трампа, который очень далек от Обамы и даже от Буша, как представить то, что, начиная с 29 марта, Великобритания отделится и будет существовать сама по себе, в крови после событий в Вестминстере?


А далее нас ждут выборы во Франции и Германии и непростой приговор.

Запрещенные в России организации