Как правило, Кремль отрицает, что пытается помочь тем, кому симпатизирует, выигрывать выборы в других странах. Так это было с президентскими выборами в США, и сейчас дело о вмешательстве Москвы расследуется Конгрессом и ФБР. Но в преддверии президентских выборов во Франции Россия своих симпатий не скрывает.


На прошлой неделе Владимир Путин принял в Кремле правоэкстремистского французского кандидата в президенты Марин Ле Пен (Marine Le Pen) с визитом, обставленным чуть ли не как государственный. В ходе встречи Путин сказал: «Мы никоим образом не хотим влиять на развитие событий». Он имел в виду грядущие президентские выборы во Франции.


Рассуждать о правдивости этого заявления — которое он сделал, едва не подмигнув, — мы предоставляем читателям Dagens Nyheter самим. То, что глава России принимает у себя кандидата в президенты от Национального фронта ровно за месяц до первого тура голосования, само по себе кое-что говорит о том, насколько большое значение Москва придает французским выборам.


Попытки Москвы влиять на выборы в западных странах — хорошо налаженный бизнес. То, что на избирательную кампанию Ле Пен, столкнувшейся с финансовыми проблемами, удалось несколько лет назад, занять почти десять миллионов евро у банка, связанного с Кремлем, вряд ли было случайностью.


Доброжелательное отношение российского руководства к лидеру Национального фронта можно понять, когда слышишь, что Ле Пен говорила в Москве. Она осудила правительство Украины в выражениях, точно копирующих те, что используются в российских государственных СМИ: «Мы имеем дело с правительством, пришедшим к власти незаконно, в результате революции на Майдане, и обстреливающим население Донецка и Луганска. Это военное преступление».


Ле Пен также пообещала бороться с санкциями ЕС против России, принятыми после аннексии Крыма и интервенции в восточную Украину.


Если к этому добавить обещание Ле Пен вывести Францию из оборонного альянса НАТО, заменить евро на франки и затем покинуть ЕС, она становится — с точки зрения Кремля — даже слишком хороша, чтобы быть настоящей.


Единственная — после Брексита — страна с атомным оружием может менее чем через два месяца получить антизападного, враждебного США пророссийского президента.


Путин ответил Ле Пен с одобрением: «Я знаю, что вы представляете достаточно быстро развивающийся спектр европейских политических сил».


Этот развивающийся «спектр» — конечно, националистские и ксенофобские группы, которые продвигаются сейчас во многих странах ЕС. Для Путина это благоприятное развитие событий, так как эти популистские партии — практически все без исключения прорусские.


Исход французских выборов неясен, не в последнюю очередь потому, что многие соцопросы в последнее время отражали картину ошибочно. Но одно несомненно — выигрыш Ле Пен стал бы еще большим «переворотом», чем неожиданная победа поклонника Путина Дональда Трампа на выборах лидера США, что было немалым успехом, несмотря даже на то, что все разоблачения о контактах сотрудников Трампа с Россией и вынудили Белый дом занять оборонительную позицию.


Трамп никогда так пышно не высказывался за Путина, как Ле Пен, но его администрация все равно с запасом проходит «утиный тест» по всем критериям: «Если я вижу птицу, которая выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то я ее уткой и назову».


В окружении Трампа слишком много пророссийски настроенных сотрудников, чтобы это было случайностью:


—  Первый шеф избирательного штаба Трампа Пол Манафорт (Paul Manafort) годами работал, продвигая русских олигархов, союзников Путина, а также пророссийского президента Украины Виктора Януковича. Сейчас ведется расследование по делу Манафорта в связи с отмыванием денег через подконтрольный России банк на Кипре.


—  Советник Трампа по безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) за плату выступал на путинском телеканале RT.


—  Нынешний министр иностранных дел Трампа Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) получил в награду от Путина Орден дружбы, лучшую медаль России, после того как в качестве руководителя Exxon Mobil заключил миллиардный договор по совместным нефтяным проектам с российской Роснефтью.


—  Сам Трамп превозносил Путина за «ум», а критики по поводу правовых нарушений на Украине никогда не высказывал.


До сих пор нет никаких доказательств в пользу того, что Трамп — русский агент, и к тому же в США имеются мощные силы со своими весомыми интересами, противодействующие тому, чтобы Белый дом стал филиалом Кремля.


Но с Ле Пен на посту президента Франции все может быть иначе. Победа Ле Пен повернула бы Европу в совершенно ином направлении. Вся конструкция ЕС и НАТО, с их политической, экономической и оборонной солидарностью, может быстро разрушиться, если самые значимые члены альянса его покинут.


Против Ле Пен выступает центристский политик, поддерживающий ЕС, Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), который, вероятно, столкнется с ней в решающем втором туре голосования 7 мая.