Пентагон настаивает на том, что не происходило никаких существенных изменений в правилах в отношении авиаударов против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) в Ираке и Сирии, и утверждает, что рост числа жертв среди гражданского населения является результатом расширения военных операций в западном Мосуле. Считается, что битва за Мосул  самый интенсивный бой в населенном пункте, начиная со времен Второй мировой войны.


Тем не менее тревожное число жертв вызывает обеспокоенность из-за того, что подход президента Трампа к борьбе с терроризмом ставит под угрозу гражданское население, что в конечном итоге заставляет еще больше людей переходить на сторону террористов.


В Западном Мосуле иракские сухопутные войска, поддерживаемые американскими советниками и американскими авиаударами, пытаются победить около двух тысяч бойцов ИГИЛ. Эта часть города представляет собой район из домов и узких улочек. Военные командиры признали, что десятки гражданских лиц были убиты 17 марта американским авиаударом, хотя они отметили, что боевики могли набить подвал разрушенного здания взрывчаткой. Это, возможно, самый масштабный случай гибели людей после начала кампании против ИГИЛ в 2014 году.


В этом месяце более 60-ти человек были убиты во время удара по мечети в Алеппо, где, по словам местных жителей, проходило религиозное собрание. Но американские военные сказали, что их целью была «Аль-Каида» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.). Военных также обвинили в убийстве около 30-ти сирийцев во время авиаудара по школе недалеко от Ракки; по словам чиновников, ранние признаки указывают на то, что они поразили боевиков «Исламского государства».


Рост числа жертв среди гражданского населения начался при президенте Бараке Обаме, усугубился под руководством Трампа и теперь превосходит число смертей среди гражданского населения по вине России в Сирии, по данным Airwars, некоммерческой группы, которая отслеживает данные. Группа заявила, что по меньшей мере 1353 человека в Ираке погибли в результате авиаударов, которые проводила возглавляемая американцами коалиция.


В ходе президентской кампании Трамп свободно говорил о бомбардировках ИГИЛ, убийстве не только террористов, но и их семей, возврате пыток, хотя это незаконно, согласно американскому и международному праву. Он нелепо утверждал, что у него есть секретный план победы над ИГИЛ, и говорил, что знает о группе больше, чем генералы.


Такое безрассудное отношение вызвало вопрос, не устранил ли Трамп ограничения в ведении войн Пентагоном. Официальные лица администрации отрицают это, и военные чиновники говорят, что командиры по-прежнему обязаны следовать строгим протоколам, чтобы избежать жертв среди гражданского населения, согласно информации Бена Хаббарда (Ben Hubbard) и Майкла Гордона (Michael Gordon) из The Times.


Тем не менее Трамп предоставил больше свободы для маневров министру обороны Джиму Мэттису (James Mattis) и высшим военным командирам, которые жаловались на микроуправление Белого дома Обамы. Например, он удовлетворил их прошение о том, чтобы объявить части трех провинций в Йемене «территорией активных боевых действий», что предоставит командирам большую гибкость в нанесении ударов. Позже рейд специальных операций в конце января привел к гибели многих гражданских лиц и американских военных.


Трамп также продолжил некоторые изменения, начатые в ноябре при Обаме, они позволяют командирам в Ираке и Сирии применять авиаудары, не дожидаясь разрешения от более старших офицеров. Военные эксперты говорят, что в этом есть смысл, потому что борьба против ИГИЛ расширяется, и все больше американских советников вблизи линий фронта призывают к авиаударам. Кроме того, иракские силы, которые ведут боевые действия в Мосуле, просят дополнительной поддержки авиации.


Невозможно избежать жертв среди гражданского населения, особенно в таких многолюдных городах, как Мосул с примерно полумиллионом жителей, которым государство приказало оставаться на месте, либо покинуть город им запретили бойцы ИГИЛ, использующие невинных людей в качестве щитов. Вот почему вдвойне важно, чтобы Соединенные Штаты и их союзники продолжали придерживаться протоколов, которые сводят к минимуму число жертв среди гражданского населения, расследовать случаи смертей мирных жителей, предположительно вызванные американскими авиаударами, публично сообщать о полученных результатах и ​​выплачивать компенсацию семьям пострадавших. По этим вопросам, у Соединенных Штатов показатели гораздо лучше, чем у России, которая не проявляла сдержанности, когда помогала режиму Асада захватить Алеппо в прошлом году.


Более того, существует мало доказательств того, что у президента есть стратегия для установления долгосрочной стабильности в послевоенном Ираке и Сирии. Военная победа над ИГИЛ оставит иракцев и сирийцев один на один с кровавым следом гражданских смертей и не сможет устранить политическую напряженность, благодаря которой и процветают террористы. Поэтому она, скорее всего, будет очень недолговечной.