Пока еще рано говорить о том, кто осуществил в понедельник взрыв в санкт-петербургском метро, но вряд ли это будет неожиданностью, если организаторами являются международные террористы. Россия быстро приходит на смену Соединенным Штатам в качестве главного врага «Аль-Каиды», «Исламского государства» (запрещенные в России организации — прим. пер.) и прочих группировок суннитских джихадистов, руководствующихся жестокой и пуританской идеологией салафизма.


Причина такой перемены кроется в действиях России на Ближнем Востоке, в том числе, в ее усиливающейся интервенции в Сирии и во вмешательстве в ливийские дела (недавно Москва разместила свой спецназ на авиабазе в Египте вблизи сирийской границы). Это вызвало раздражение у воинствующих суннитов по всему миру, сделав Россию главной мишенью для джихадистов. А если «халифат» «Исламского государства» в Сирии потерпит поражение, и иностранные боевики, примерно 2 400 из которых приехали из России, попытаются вернуться домой и отомстить Кремлю, ситуация ухудшится для Москвы самым драматическим образом.


Террористы четко заявляют о смене своих приоритетов. Недавно ИГИЛ опубликовало видео под названием «Очень скоро кровь польется как океан», а боевики этой организации пригрозили Владимиру Путину лично, обвинив его в интервенции в Сирии и в усилении альянса с сирийским диктатором Башаром Асадом, с Ираном и с ливанской террористической группировкой «Хезболла». Они называют это доказательством того, что Москва является основной сторонницей укрепления шиитской оси на Ближнем Востоке. Еще 40 сирийских повстанческих группировок выразили согласие с такой точкой зрения, подчеркнуто заявив, что «любая оккупационная сила в нашей любимой стране является мишенью на законных основаниях».


Россия — это главная сила поддержки режима Асада, уже шесть лет ведущего кровавую войну против антиправительственных повстанцев, основная часть которых это сунниты. Военно-политический альянс между Россией и Ираном также крепнет, поскольку эти страны помогают Асаду освобождать участки сирийской территории от повстанцев. Российский спецназ и боевая авиация оказывают поддержку боевикам из «Хезболлы», которые наносят немалый урон суннитским боевикам в сражениях, в последнее время в районе Пальмиры.


Однако за сотрудничество с шиитскими силами в регионе России приходится расплачиваться. ИГИЛ уже выразил желание и заявил о своей способности нанести удары по целям в России, а его отделение на Синайском полуострове взяло на себя ответственность за уничтожение в октябре 2015 года самолета, летевшего рейсом 9268 из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург.


Своими действиями на Ближнем Востоке Россия настроила против себя воинствующих джихадистов, но ее действия внутри страны являются еще более провокационными. Она не только проявляет склонность к авантюризму в мусульманских странах, но и периодически проводит противоповстанческие операции против разнообразных суннитских боевиков в республиках Кавказа от Ингушетии до Осетии.


Россия уже много лет воюет с различными боевыми группировками, но политическое насилие на Северном Кавказе за последние 20 лет претерпело существенные изменения. Руководящая идеология боевиков видоизменилась. Если раньше это был нерелигиозный национализм, то сегодня это исламизм. Такая трансформация означает, что боевики сегодня не имеют ни малейшего желания идти на политическое урегулирование путем переговоров. В то же время, центр тяжести повстанческой борьбы переместился из Чечни в Дагестан. Кавказское отделение «Исламского государства» обладает большим влиянием не только на этих двух территориях, но и в соседних республиках Кабарде, Балкарии и Карачае. А связанный с «Аль-Каидой» Кавказский эмират (запрещенная в России организация — прим. пер.) удерживает территории в Черкесии и в ногайской степи.


Российская интервенция в Сирии ускорила изменения в кавказском регионе. Между двумя этими влиятельными джихадистскими объединениями усиливается соперничество за новобранцев и ресурсы, что ведет к децентрализации повстанческого движения. Когда кавказские джихадисты направились воевать в Сирию, в Чечне пусть временно, но ослабло насилие. В то же время, оно существенно усилилось на территории Дагестана.


Террористическое насилие хорошо знакомо России. Джихадисты не раз совершали крупные теракты против российского государства, включая захват заложников в московском театре в 2002 году, в школе города Беслана в 2004-м, взрывы в московском метро и в аэропорту Домодедово в 2010 и 2011 годах и так далее.


Конечно, есть и другие важные факторы, из-за которых мы наблюдаем усиление повстанческой борьбы на российской периферии. Прежде всего, это выборочное устранение боевиков и их сторонников, проникновение в ряды повстанческих группировок и их ликвидация. Осуществляя кампанию целенаправленных убийств, российские контртеррористические силы уничтожают высокопоставленных полевых командиров боевиков, в том числе, Джохара Дудаева в 1996 году, Зелимхана Ядербиева (так в тексте, правильно — Яндарбиева — прим. пер.) в 1997-м, Аслана Масхадова в 2005-м, Абдул-Халима Садулаева в 2006-м и Доку Умарова в 2013 году.


Во время первой чеченской войны, длившейся с 1994 по 1996 годы, российские военные проводили главным образом политику выжженной земли, уничтожая все, что встречалось на их пути. Теперь же характерной чертой российской противоповстанческой стратегии на Кавказе являются так называемые зачистки. Есть и другие тактические приемы, например, исчезновения людей, применение коллективного наказания, скажем, против друзей и родственников подозреваемых в терроризме.


Такой деспотичный подход к борьбе с повстанческим движением считается пусть жестоким, но зато эффективным. Но эта неуклюжая тактика весьма недальновидна, поскольку интересы безопасности в краткосрочной перспективе берут верх над интересами прочной стабильности. Россия не хочет даже попытаться вести борьбу «за умы и сердца», а поэтому социальные, политические и экономические недовольства повстанцев в основном не находят ответа. А это практически гарантия того, что будущие поколения боевиков будут воевать под знаменами джихада.


Хотя Кавказский эмират и кавказское отделение «Исламского государства» соперничают между собой в борьбе за новобранцев и ресурсы, их может объединить общая ненависть к шиитам, а также к их главной покровительнице путинской России.


В преддверии зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году российские власти едва ли не способствовали отъезду суннитских боевиков из России в Сирию на джихад. Соображения были такие: боевики уедут в Сирию, а жесткий пограничный контроль России или российские ВВС не позволят им вернуться.


Но в такой стратегии есть свои недостатки, ведь нанести серьезный ущерб и устроить хаос на российской территории может и очень небольшая группа просочившихся через границу боевиков. По этой причине некоторые эксперты сравнивают угрозу со стороны нынешнего поколения иностранных боевиков в Сирии с моджахедами, которые в 1980-е годы приезжали в Афганистан воевать с Советами.


Россия это страна талантливых шахматистов, и в своей внешней политике она обычно смотрит на два-три хода вперед. Но завязнув в конфликте на Ближнем Востоке, Москва вмешалась в межконфессиональный конфликт на одной из сторон. И такая стратегия может привести к трагедии в России.


Колин Кларк — политолог из стратегического исследовательского центра RAND Corporation и научный сотрудник Международного центра по противодействию терроризму (International Center for Counter Terrorism). Он автор книги «Терроризм Inc.: финансирование терроризма, повстанческой борьбы и партизанской войны» (Terrorism, Inc.: The Financing of Terrorism, Insurgency, and Irregular Warfare).


-------------


Комментарии читателей


Dan Halligan
Я уверен: большинство американцев устраивает то, что Россия осуществляет вмешательство на Ближнем Востоке и расплачивается за это вместо нас.


William Higa

Обама пытался предупредить об этом Путина, когда Россия направила свои самолеты в Сирию. Одно дело, когда ты прилетаешь, сбрасываешь бомбы, а затем улетаешь. Но люди, подвергшиеся бомбовым ударам, никогда не забудут тех, кто убил их близких. Ближний Восток это трясина, выбраться из которой очень сложно.


Henry Garcia Gonzalez

В отличие от Обамы, Владимир Путин сокрушит и уничтожит виновных в совершении теракта. Он не станет извиняться, как это делал Обама…


Thomas Peters
Путин продолжает свой крестовый поход с целью восстановления «имперского величия России», укрепляя при этом позиции православной церкви. Но южные территории Российской Федерации (и их соседи) будут и дальше создавать проблемы для Кремля.
У русских сильно чувство национального превосходства над другими народами России. Я подозреваю, что после крушения советской системы с ее фиговым листком «равноправия» это чувство еще больше усилится.


Mark Hendricks
Да ладно вам, Трамп через 30 дней скажет Путину, как избавиться от ИГИЛ…не беспокойтесь.