Территории Ирака были оккупированы в 2003 году США. Во главе оккупационной администрации в Ираке был поставлен Пол Бремер (Paul Bremer), известный в качестве наместника США в Ираке. Сегодня Ирак управляется конституцией, подготовленной американцами. В 140-й статье этой конституции туркменские города Киркук и Мосул (иракские туркмены или туркоманы — третья по численности этническая группа после арабов и курдов, не имеют отношения к центральноазиатским туркменам — прим. ред.), в которых сегодня роятся террористические организации, называются «спорными территориями».


До 2014 года Мосул был под контролем багдадского правительства. В июне 2014 года иракские военные и полицейские, которые по указанию Багдада ушли из города, без боя сдали его террористической организации ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). 17 октября 2016 года началась операция по освобождению Мосула от ИГИЛ. С взаимными столкновениями между террористическими организациями операция превратилась в массовое убийство мирных жителей: четыре тысячи надеявшихся на спасение мосульцев погибли.


Чьим будет Мосул, даже если операция закончится, неизвестно. Иракская армия и боевики «Хашди Шаби» — под контролем Ирана. Американские военные тоже на поле боя. А арабы и туркмены, которым на самом деле принадлежит Мосул, — в центре перекрестного огня.


Что касается Киркука, террористы ИГИЛ, зайдя в Мосул в июне 2014 года, подступили к воротам и этого города. Когда иракская армия сделала здесь примерно то же самое, что и в Мосуле. Силы пешмерга, связанные с региональной администрацией северного Ирака, пришли в Киркук, и управление городом досталось курдам.


В первую неделю проведения мосульской операции, начавшейся 17 октября 2016 года, в Киркуке тоже шли бои.


Когда столкновения в Мосуле перекинулись на Киркук, возникшая картина представляла собой полную катастрофу для туркменов и арабов-суннитов, истинных хозяев города. В Киркуке под предлогом ИГИЛ стали гнездиться боевики «Хашди Шаби» и террористы Рабочей партии Курдистана (РПК).


Сегодня в Киркуке наряду с пешмерга в значительной степени также присутствуют террористические группы РПК и «Хашди Шаби».


Если фитиль зажжется, вспыхнет война, все ее тяготы выпадут на долю туркмен. За последние семь месяцев из Киркука под предлогом ИГИЛ и так были изгнаны сотни туркменских семей.


Администрация Барзани сначала вывесила флаг в Киркуке, а затем узаконила этот факт решением муниципального совета.


Хотя иракский парламент не признает это решение, курды сделали важный шаг на пути к референдуму о независимости.


Референдум — это козырь, за который Барзани держится многие годы. На этот раз был создан важный союз. Талабани и Движение «Горан», с которыми Барзани долго был на ножах, также пришли к единому мнению о проведении референдума о независимости в течение этого года.


Иракская конституция называет Киркук спорной территорией. Навести порядок нужно было до 2007 года, но этого не сделали. В этих условиях Киркук, в отличие от расположенного неподалеку Эрбиля, который стал современным городом, был оставлен в бесхозном состоянии, сюда не вкладывались инвестиции, здесь окопались террористические организации.


В то же время внутри курдского союза наблюдается множество факторов враждебности. Например, в Киркуке, где Барзани поднял флаг, решение о флаге принял губернатор — человек Талабани.


Кроме того, террористическая организация РПК выступает резко против вопроса о независимости. И с РПК, и с Ираном у Барзани плохие отношения. Но Талабани и «Горан», с которыми он еще вчера был не в ладах, поддерживаются РПК и Ираном. Для продолжения этого союза Барзани неминуемо нужно стать своим для Ирана и РПК. Конечно, отдельный вопрос заключается в том, насколько Иран одобрит независимое курдское государство. Потому что вероятная независимость может мобилизовать иранских курдов, которых Иран сдерживает с помощью РПК. Силой, которая, можно сказать, спрятала под замок и Киркук, и Мосул с точки зрения конституции, были США.


А превосходство в двух этих городах установил Иран, действовавший извне.


Иран вошел в Мосул посредством иракской армии и «Хашди Шаби». В феврале он с помощью Талабани сделал важный ход в Киркуке в отношении нефтяных скважин. Цель Ирана здесь — перехватить поставки нефти, контролируемые Барзани, использовав исключительные права Багдада в Киркуке, и перенести маршрут киркукской нефти в Персидский залив.


Иран стремится к оккупации Мосула и Киркука, называемых в конституции спорными территориями. А Барзани взбудоражен независимостью. Множество террористических организаций, от РПК до ИГИЛ и «Хашди Шаби», тоже здесь. А ключ от этого уравнения со многими неизвестными — в руках США.


Будет ли провозглашена независимость, если да, то куда будут вывешены флаги, — неизвестно. Это непростой процесс. Но известно следующее: мечи обнажены, а на острие клинка — туркмены, арабы-сунниты, которым на самом деле принадлежат эти земли.


Перед сценарием возможной катастрофы Турция, вне всякого сомнения, ни за что не останется равнодушной. В этой ситуации всем, друзьям и врагам, станет более понятной причина присутствия турецких военных в районе Башика и поблизости от него, в ответ на что иракское правительство, марионетка Ирана, время от времени говорит «уходите».