И это наши элиты. Они верят в Трампа, ставшего настоящим опиумом для народа, несмотря на то, что он меняет отношение к Сирии и проводит фейковую бомбардировку, пользуясь, как шериф, ограниченными опциями, потому что через 19 твитов после восхваления Асада он понимает, что зарин, обращенный против детей и тем более запечатленный телекамерами, не сопоставим с действием добротного реалити-шоу. Трусы. При появлении первых же серьезных доказательств самозванец и трюкач поставил Пентагон, Госдеп и Совет национальной безопасности на службу своему инстинкту, организовав хитроумную ракетную атаку, чтобы произвести впечатление на публику.


Так же действовал и его предшественник Билл Клинтон, приказавший нанести ракетный удар по заводу, выпускавшему аспирин в Судане в 1998 году, просто чтобы создать видимость, он готовил таким образом Америку к 11 сентября. «Когда Клинтон запускал ракету в суданский завод по производству аспирина, Усама взрывал два наших посольства в Африке, пробивал брешь в корпусе американского военного корабля в открытом море в Йемене и так далее вплоть до событий вторника, 11 сентября», — вспоминаются мне слова Гора Видала (Gore Vidal), который ничего не понимал в политике, но умел разглядеть некоторые вещи, пусть даже по ошибке.


Теперь кажется, что «оранжевый» хочет реорганизовать (так и говорится) и ликвидировать «Дом Паунда», а также избавиться от умеренного Райнса Прибуса (Reins Priebus). Остается лишь посмотреть, что об этом думают его зять, прекрасный Джаред, и очаровательная дочь Иванка. Реорганизация произойдет через 100 дней после всех дилетантских ляпов и промахов с единственным исключением в виде утверждения кандидатуры Нила Горсача (Neil Gorsuch) на посту судьи Верховного суда США, достигнутого, однако, ценой дисциплинарного поворота против квалифицированного большинства, что не сулит ничего хорошего.


Полное безумие. Совершенно очевидно, что единственная надежда — это анестезия: МакМастер, Мэттис и, может быть, Тиллерсон должны усыпить его, возможно, в Мар-а-Лаго, недалеко от бассейнов и полей для гольфа, где этот супергерой «Америки первым делом» и торговых войн так и не достиг никаких договоренностей с Си Цзиньпином, который сам готов объявить ему торговую войну. Они могут преуспеть в этом при содействии Конгресса и республиканского большинства, слава богу, не все там выжили из ума — по крайней мере, не все одновременно. Но я подозреваю, что предмет нашего разговора слишком оживлен, слишком влюблен в себя и в телевидение (единственное, на что он смотрит, кроме гениталий), чтобы успокоиться и предоставить взрослым людям, самым главным из взрослых, разработать допустимый рациональный план будущего Америки и Запада.


Некоторые прекрасные мечты больше пристали Европе и ее элитам (вот мы снова вернулись к тому, с чего начали), где самый отвратительный путинизм бесстыдно приживается, даже среди тех, кто, как Ле Пен, Ле Казаледжо и Ле Сальвини, выстроились в очередь, чтобы сделать селфи с Дональдом, а теперь все оказались в Кремле.


И это мы называем элитой. Они не только верят в Трампа, но и доверяют Путину. Наш специалист по «реальной политике» — Серджо Романо (Sergio Romano), умный человек, можно сказать, блестяще выдержавший экзамен на принадлежность к итальянской дипломатии, известному инкубатору тщеславных идиотов (за некоторыми известными исключениями, не хочу ни с кем спорить, вам они и без того известны). Накануне он написал в Corriere della Sera содержательный комментарий к фальшивому налету самозванца. Он встал (ну надо же!) на сторону Владимира Путина и написал заметку в стиле своего рода политической ноты или пресс-релиза о поведении главы российского государства в отношении вашингтонского феномена.


По мнению Романо, ставшего тайным пресс-секретарем, Путин предпочитает республиканца демократам, всегда готовым читать миру назойливые лекции о демократии (я и не знал, что Джордж Буш-младший, оказывается, демократ), но при этом не ждет ничего интересного и от Трампа. Путин, считает Романо, прекрасно знает, что в Америке есть круг политиков, советников, военных, который не теряет своего влияния и способности настоять на идее сдерживания российских амбиций. Это те же люди, которые сыграли в нарушение правил с НАТО на российских границах, после того как его страна проиграла холодную войну. Далее он снисходительно улыбается, как улыбался, когда Берлускони хотел привести его в Европейский союз и давал ему протоколы соглашения с той же НАТО (гений, наш кавалер, в Пратика ди Маре). Если я правильно понял (но, разумеется, Романо непременно необходимо читать и слушать), дело не просто в красноречивом пройдохе, не просто в Ле Романо, Западе и Атлантическом альянсе, если они еще остались, они должны перестать приставать к России: при твердом управлении Путина равновесие между миром и безопасностью восстановится и без лекций о демократии.


Вот теперь я понимаю, в чем состоит харизма нашего второго супергероя — с голым торсом, верхом на коне, мастера дзюдо, нового главы над руководством православной церкви, воскресившего отчаявшийся и растерянный российский народ жесткими, но неизбежными мерами, считающего крах Советского Союза трагедией. Я начинаю понимать его скрытое обаяние. Быть может, природу современной российской власти нельзя рекомендовать как модель демократии и гражданских свобод, быть может, все эти громкие речи об обширных коррупционных схемах, всемогущих и неуправляемых олигархиях, о полицейском государстве, экспроприированных СМИ не являются выдумкой. Да, конечно, так и есть. Я не охочусь за кибервойнами, за странными сюжетами о сотрудниках КГБ за рубежом, о судьях-марионетках. Меня интересует главное. Путин — тот, кто нужен в борьбе с терроризмом, тот, с кем нужно уметь разговаривать, и это бесспорно. Но доверять Путину? Не будет ли это крайностью вроде тех, которые Талейран считал «несущественными»? Кстати, когда я опубликовал статью, я написал его фамилию неправильно — Тайлеран, просто опечатался, но теперь чувствую себя мстителем за то, что французы называют Микеланджело «Мишель-Анж», око за око.