В ответ на американские удары по сирийской военной базе Владимир Путин в конечном итоге решил отказаться от личной встречи с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, который должен прибыть в среду с визитом в Москву. Дипломатическая напряженность тревожит французов, о чем свидетельствуют результаты недавнего опроса Французского центра общественного мнения (IFOP) по заказу Atlantico.


Atlantico: Какие основные выводы можно сделать для себя из этого опроса?


Жером Фурке: Французы считают, что геополитическая обстановка таит в себе множество угроз: Россия Путина и (новый момент) США Трампа в равной степени считаются главным источником опасности. За тот и другой вариант высказались по 20%. Что еще важнее, каждый второй Француз полагает, что Россия и США представляют равную по масштабам угрозу.


Мы имеем дело с новой ситуацией, которая связана одновременно с избранием Трампа, его высказываниями о будущем НАТО, недавними ударами по Сирии и звучащими от него заявлениями. Кроме того, сюда накладывается тот факт, что Россия уже не первый год представляется страной, которая прибегает к силе в международных отношениях.


Французы считают, что для нас наступил очень напряженный и тревожный период с угрозами со всех сторон, не только с востока, как у нас привыкли думать со времен холодной войны, но и с запада с появлением такой личности как Трамп.


Вопрос: Какая из двух стран вызывает у вас большую тревогу в сфере международных отношений?

 

Все Французы

Апрель 2017

(%)

Намерение голосовать в первом туре президентских выборов 2017 года

Жан-Люк Меланшон

Бенуа Амон

Эммануэль Макрон

Франсуа Фийон

Марин Ле Пен

Россия Владимира Путина

22

21

24

30

22

23

США Дональда Трампа

19

19

23

14

16

19

  Обе страны в равной степени

49

57

49

54

48

34

 Ни одна из них

10

3

4

2

14

24

  Всего

100

100

100

100

100

100

 

Этот важнейший вопрос может отразиться на президентских выборах и начинает проявляться в дебатах: что делать с Америкой Трампа? Какое будущее ждет нашу оборону? Чего ждать от отношений с Россией и террористической угрозы?


В результате получается вызывающий тревогу и чувство незащищенности коктейль из терактов и перераздачи геополитических карт. Наблюдается всеобщий консенсус за расширение оборонного бюджета. Международная обстановка представляется французам как источник потенциальной угрозы.


Еще один момент заключается в том, что электорат Макрона в большей степени проявляет атлантизм, чем остальные, которые, в целом, ставят обе страны на один уровень. Другим исключением является электорат Нацфронта, 24% которого не считают угрозой ни одну из стран. Таким образом, хотя мнение о Путине создало раскол во французской политической сфере, отношение к России и США уравновешено, если не считать электорат Макрона.

 

Вопрос: После бомбардировки принадлежащей повстанцам деревни армией Башара Асада с применением химического оружия США в одностороннем порядке нанесли удар по сирийской авиабазе без мандата ООН. Лично вы полностью поддерживаете, скорее поддерживаете, скорее не поддерживаете или совершенно не поддерживаете это военное вмешательство США в Сирии?

 

 

 

Всего французы

 Апрель 2017

(%)

Намерение голосовать в 1 туре президентских выборов 2017 года

Жан-Люк Меланшон

Бенуа Амон

Эммануэль Макрон

Франсуа Фийон

Марин Ле Пен

Всего Поддерживаю

54

45

50

62

61

62

Полностью поддерживаю

18

10

21

18

24

28

Скорее поддерживаю

36

35

29

44

37

34

Всего Не поддерживаю

46

55

50

38

39

38

Скорее не поддерживаю

30

35

36

29

28

21

Совершенно не поддерживаю

16

20

14

9

11

17

Всего

100

100

100

100

100

100

 

Второй вопрос касается одобрения действия Трампа. Здесь общественное мнение поделилось надвое с небольшим преимуществом тех, кто одобряет. То есть, картина тут совсем не такая однозначная, как можно было бы подумать. Электорат правых и Макрона по большей части выступает за, у левых нет единого мнения, а сторонники Меланшона идут по пути пацифизма и неприменения силы.


Вопрос: Как вам известно, в Сирии вот уже два года идет гражданская война с ожесточенными боями. Лично вы полностью поддерживаете, скорее поддерживаете, скорее не поддерживаете или совершенно не поддерживаете потенциальное военное вмешательство ООН в Сирии?

 

Наконец, одобрение американских ударов в 2017 году находится на том же самом уровне, что одобрение потенциального вмешательства под эгидой ООН в августе 2013 года после первой серии химических атак. Получается, что общественное мнение за эти годы не изменилось, хотя можно было бы ждать усиления поддержки ударов. Сложность ситуации приводит граждан в замешательство, как в августе 2013 года.


— Что вы думаете об этих результатах? Как бы вы могли их интерпретировать? Что они говорят о переменах во французском обществе?


Николя Тензер: Опрос демонстрирует недоверие французов одновременно к России Путина и Америке Трампа. Он подтверждает то, о чем говорили прошлые исследования: большинство французов считают Путина угрозой, а избрание Трампа ознаменовало начало эпохи сильнейшей неопределенности. Удары в Сирии по решению американского правительства могут изменить это восприятие будущего, если за ними последуют новые шаги и конкретные результаты.


Удивительно, что такое двойное неприятие проявляется среди большей части электората. Электорат Эммануэля Макрона в большей степени считает Россию главной угрозой, потому что тот лучше осознает геополитическую опасность со стороны Москвы, а также в силу наиболее ярко выраженного противоречия его либеральных ценностей с позицией российского лидера. В то же время особой снисходительности к Путину не наблюдается среди сторонников Марин Ле Пен, Франсуа Фийона и Жана-Люка Меланшона, хотя этим политикам свойственно потворство российскому режиму. Даже электорат Национального фронта видит в своем большинстве опасность с обеих сторон, хотя ему в то же время больше свойственно не рассматривать как угрозу ни одну из стран.


Американские удары в Сирии в ответ на химическую атаку режима одобряются большинством французов. Массовой поддержки нет лишь среди сторонников Меланшона, а электорат Амона разделился надвое. Это явно объясняется традициями пацифизма левого электората и его снисходительным отношением к России еще со времен коммунизма. Удивительно, но американское вмешательство активно поддержали даже сторонники Ле Пен и Фийона, которые высказывались за сотрудничество с сирийским режимом.


В целом, опрос отражает растущую тревогу французов по поводу международной обстановки. Главными факторами нестабильности они называют авторитарный режим Путина и ставшую непредсказуемой Америку.


— В чем контекст неприятия Трампа во Франции? Какими могут быть долгосрочные последствия? Может ли большее число французов усомниться в системе ценностей, которую представляют США?


— Неприятие Трампа так же очевидно, как энтузиазм по поводу Обамы в 2008 году. У части правого и левого электората, безусловно, есть определенный антиамериканизм, но представление Америки по большей части позитивно, несмотря на периодически звучащую критику (в частности в адрес администрации Буша-младшего из-за вмешательства в Ираке). Это земля свободы, открытости, интеграции, несравненной динамики. Трамп создает ощущение окончания этой эпохи со своей ультраправой риторикой, которая идет против прав человека, либеральных ценностей и толерантности, стремится к закрытости и самоизоляции. Связи команды Трампа с путинской Россией, отсутствие у него интереса к Европе и поддержка Брексита сформировали впечатление, что Америка сама не своя. Страх сближения Путина и Трампа только усилил ощущение заброшенности Европы, которая предоставлена сама себе и должна вести борьбу на два фронта.


Как ни парадоксально, поддержка ударов в Сирии большинством французов демонстрирует то, что за фотографиями отравленных газом детей и кадрами военных преступлений и преступлений против человечности Асада при поддержке России и Ирана скрывается ожидание сильной Америки, единственной защиты от российской угрозы. Европа сейчас явно не считается надежным бастионом. Кроме того, это демонстрирует, что больше всего люди боятся ухода Америки. Если же США Трампа решат показать силу и отойти от заявленного изоляционизма, это может изменить восприятие американской угрозы. В любом случае нельзя, чтобы участие США завершилось на полпути, без послевоенного обустройства, и чтобы новый американский авторитаризм пустил корни. Если Америка откажется от системы либеральных ценностей и вернется к интервенционному, ее образ только ухудшится.