Где Организация Объединенных Наций? При эскалации конфликтов возникает совершенно рефлекторный призыв к ООН. И упрек при неудаче будет направлен сразу. Это верно. Пример Сирии: шесть лет гражданской войны, сотни тысяч погибших, миллионы беженцев и сейчас снова многочисленные жертвы вследствие применения отравляющего газа. Величайший успех ООН? Побудить конфликтующие стороны собраться вместе в одном помещении и сесть за мирные переговоры в Женеве. Непосредственные переговоры ведет специальный уполномоченный ООН Стаффан де Мистура (Staffan de Mistura), но, как и раньше, по отдельности с представителями сирийской оппозиции и режима президента Башара Асада. До сих пор без какого-либо результата.


А что в Ливии, Мали или на Украине? Что предпринимает ООН против террора «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.)? Почему она не занимается восстановлением таких разрушенных государств, как Афганистан? После отвратительной атаки с применением химического оружия в Сирии Совет Безопасности ООН не смог сразу выработать четкую позицию.


И все-таки ООН была и остается незаменимой. Потому что она предоставляет единую платформу, на которой собираются все государства мира, чтобы обсудить вопросы безопасности или такие глобальные проблемы, как изменение климата. Успехи она форсировать не может.


ООН не является мировым правительством, а также независимым мировым судом. Она — не более чем сумма ее членов. То, чего она может достичь, всегда зависит от политической воли государств-членов. Мирный процесс в Сирии также продвинется тогда, когда сторонники конфликтующих сторон увеличат давление на своих подопечных — прежде всего, Россия на Асада. В конечном счете, ООН может быть сильна на столько, на сколько государства-члены допускают это. Положение ООН никогда не может быть лучше, чем международные отношения между державами этого мира.


Путин следует собственному плану


В настоящее время эти отношения весьма плохи. США при президенте Дональде Трампе действуют строго в национальных интересах, президент России Владимир Путин следует своему собственному плану без оглядки на международное право. Китай, третий тяжеловес в совете безопасности ООН, кажется наиболее готовым к совместному международному сотрудничеству. Хотя в случае Сирии китайцы воспрепятствовали некоторым резолюциям. Вне совета безопасности они проявили себя в последнее время неожиданно конструктивно, как, например, в случае переговоров ООН по изменениям климата.


Изменение сознания может сделать мир лучше, а ООН — более дееспособной. Но пока в Совете безопасности ООН пять государств могут блокировать друг друга, преодоление международных кризисов не станет легче. Давно назрела реформа этой организации. Прежний генеральный секретарь ООН Кофи Аннан (Kofi Annan) несколько лет назад разработал предложения для этого. Впоследствии должно быть существенно ограничено право вето. Это было бы большим шагом вперед. Однако не хватает воли.


Вследствие этого ООН не станет лишней или, скажем так, устаревшей. Без работы над организацией помощи беженцам и детям, над Всемирной продовольственной программой и Всемирной организацией здравоохранения миллионы людей были бы обречены на смерть. Конечно, крупные организации ООН являются и бюрократическими монстрами, которые не всегда эффективно действуют и также допускают ошибки, как, например, во время недооцененного кризиса Эболы в западной Африке.


Но самым большим недостатком специализированных организаций является нехватка поддержки от членов ООН. Недавний пример — голод в Африке. Из 4,4 миллиардов долларов, в которых нуждалась ООН для оказания помощи, на сегодняшний день поступило только 10%. Некоторые государства не делают свои регулярные членские взносы ООН, США хотят ограничить свои выплаты. Это еще сильнее ослабит Всемирную организацию. Несмотря на это, другой, которая лучше, не существует.