Ничто не свидетельствует о том, что министры иностранных дел семи важнейших западных промышленно развитых стран хотя бы на минуту дали отвлечь себя красотами тосканского города Лукка. Речь шла не только об обострившейся ситуации в сирийской гражданской войне, не только о совместной позиции по отношению к Ближнему Востоку и к Северной Корее, сказал один итальянский дипломат в интервью этой газете. И не только эти темы были «крайне комплексными и сложными». На дипломатическом паркете изменился и язык: «Популистские тона звучат громче». Этот дипломат не пожелал назвать имя того, кого он имел в виду. Однако во вторник в конце двухдневной встречи министров иностранных дел Италии, Канады, Франции, Германии, Японии, Соединенных Штатов и Великобритании (G7) было ясно, что речь шла о британском министре иностранных дел Борисе Джонсоне (Boris Johnson). Потому что он был единственным, кто угрожал «целенаправленными санкциями» российскому главе государства Владимиру Путину, союзнику сирийского диктатора Башара Асада (Baschar al Assad). В герцогском дворце в Лукке Джонсон агитировал за меры, «которые бы действительно причинили Путину боль». Однако по этому поводу «ни на минуту» не было консенсуса, констатировал принимающий гостей министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано (Angelino Alfano).


Более того, подготовительная встреча к саммиту глав правительств в мае на Сицилии закончилась требованием к Путину снова пойти на диалог с Западом. Так в 30-страничном коммюнике говорится: «В наших общих интересах, чтобы Россия вернулась к правилам международной безопасности и снова стала партнером». Даже если для этого впредь не исключаются ограничения как «политические инструменты», то все же во многих областях существуют совместные с Россией интересы, как, например, в борьбе против терроризма, в проблеме с мигрантами или в вопросах охраны окружающей среды. Поэтому «мы заинтересованы в том, чтобы включить сюда Россию и искать пути, чтобы вместе противостоять общим вызовам». Однако, с точки зрения G7, есть одно условие: Путин не должен больше поддерживать в Сирии Асада. «Время правления Асада приближается к концу», — сказал американский госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) в Лукке. Теперь Россия должна сделать выбор между Соединенными Штатами и теми странами, которые думают, как и Асад — как, например, режим в Иране или союзник Тегерана ливанская милиция «Хезболла». С этими словами Тиллерсон попрощался и отбыл в Москву, где он может указать не только на общую позицию «Большой семерки». Его поддерживают также министры иностранных дел Турции, Иордании, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Катара. Этих противников Асада итальянский министр иностранных дел ранним утром во вторник созвал в «Палаццо Дукале» на часовое совещание по вопросу о сложной ситуации в гражданской войне в Сирии. Действительно ли Саудовская Аравия еще хочет послать войска в страну, разорванную на части многочисленными группировками, как об этом несколько недель назад заявил министр иностранных дел, пока не известно. Возможно, что его от этого настойчиво отговаривали, тем более, что мог бы разразиться новый конфликт саудовцев с Ираном. Чтобы не создавалось впечатление грубого отношения к Тегерану, важному союзнику Асада, Альфано при подготовке встречи G7 даже говорил по телефону с иранским министром иностранных дел Мохаммадом Джавадом Зарифом (Mohammad Javad Zarif). При всей поддержке Асада, сообщил после этого Альфано членам «Большой семерки», Иран также считает применение химического оружия неприемлемым и будет в ООН настаивать на том, чтобы было перепроверено применение ядовитого газа на прошлой неделе в Идлибе.


Даже если в Лукке стала ясна центральная роль региональных держав от Турции до Ирана, «Большая семерка» все же высказалась за то, что прежде всего у России имеется «потенциал», чтобы решить сирийский конфликт и построить объединенную Сирию, как это сказано в заключительном заявлении: «Мы призываем Россию оказать влияние на реальный и подлинный политический процесс в Сирии». С точки зрения G7, для России было бы, собственно говоря, легче не поддерживать более Асада. Там произошло «нечто совершенно ужасное», сказал французский министр иностранных дел Жан-Марк Эйро (Jean-Marc Ayrault): применение режимом химического оружия. Поэтому Москве будет сказано: «Воспользуйтесь этой возможностью, чтобы отгородиться от ужаса Башара Асада». Министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) констатировал: «Нельзя стоять на стороне режима, который не в первый раз применяет ядовитый газ против своего собственного населения». Габриэль агитировал за скорейшую встречу всех министров иностранных дел Международной группы поддержки Сирии, к которой принадлежат до сих пор союзники Асада Россия и Иран.

Кроме того, G7 самым решительным образом осудила также северокорейские испытания ядерного оружия и ракетные испытания. «Драматический рост» числа этих испытаний с начала 2016 года нарушает международные соглашения и все более угрожает региональной безопасности, говорится в заключительном заявлении. «Большая семерка» требует в нем от Северной Кореи отказаться от дальнейших испытаний, уничтожить имеющееся атомное оружие и свернуть все программы по развитию такого оружия. Кроме этого Италия смогла добиться поддержки G7 для признанного международным сообществом правительства в Ливии, а в конфликте Израиля и палестинцев единственным путем выхода из этого кризиса впервые признано решение «с двумя государствами».