Россия является важнейшей составляющей мирового порядка, член Совета безопасности с правом вето. Обладает вторым по мощности ядерным арсеналом и мощными обычными вооруженными силами. Европа зависит от поставок российских энергоносителей. Россия играет важнейшую роль в борьбе с ИГИЛ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). И, что самое главное, это огромное государство, которым управляет Путин.


Любой обозреватель неизбежно упомянет две величайшие фигуры — Уинстона Черчилля и Генри Киссинджера. В свои 94 года Киссинджер выступает как непосредственный участник (The Atlantic, ноябрь 2016) семидесятилетних отношений США с Россией. Американская экономика стоит на первом месте в мире, но «мы не можем делать все одни и притом одновременно», говорит бывший госсекретарь. В конце Второй мировой войны на долю США приходилось 55% мирового ВВП, а сейчас меньше 22%.


Путин, помимо того, что является бессменным главой государства, также возглавляет Rusia Inc., со всеми вытекающими отсюда интересами.


Влиятельный американский дипломат Стивен Пайфер (Steven Pifer) изучает позицию США по отношению к России и наоборот. Сейчас он уделяет особое внимание вице-президенту Майку Пенсу (Mike Pence) и министру обороны Джеймсу Мэттису (James Mattis), которые скептично настроены в отношении России. Первая красная черта, по мнению Пайфера, это безопасность НАТО. Пенс, Мэттис и Макмастер (McMaster) стали главными действующими лицами крутого разворота в политике Трампа, который был вынужден прекратить иронизировать по поводу НАТО в первые недели своего пребывания в Белом доме. Сейчас Трамп должен обеспечить безопасность всех членов НАТО. России не стоит питать иллюзии. Ей не позволят применить военную силу против любого члена альянса, в том числе трех прибалтийских государств. В качестве ответного шага и если Россия выполнит это условие, американцы не будут вмешиваться в ситуацию на российских границах. Ящик Пандоры не откроется. Таково обязательство главной ядерной державы. Россия совершила очень опасный шаг, пойдя на явно незаконную аннексию Крыма. Итак, заключает Пайфер, необходимо предотвратить любые действия, которые подтолкнут Россию к новым опасным шагам. Например, параллельно усилению НАТО, генеральные штабы НАТО и России в лице генералов Данфорда, Демпси и Герасимова будут информировать друг друга о планируемых действиях с тем, чтобы избежать вероятность военного столкновения, как это делают в Москве сегодня госсекретарь США Тиллерсон и министр иностранных дел РФ Лавров.


Каково положение на данный момент? Россия, с которой приходится иметь дело США, уже не та плохо вооруженная страна, которая вторглась в Грузию в 2008 году. Ситуация сейчас более серьезная, чем та, с которой столкнулась Администрация Обамы в 2009 году. С учетом низких цен нефть и газ России будет сложно удержать объем инвестиций, составлявший 4,2% ВВП в 2005 году и, возможно 3,7% сейчас, спустя двенадцать лет. Но Россия это сделает.


В области ядерных вооружений мощь России может быть сопоставима с мощью США. серьезный успехов Москва добилась в кибербезопасности, гибридных войнах. Эпизоды с хакерскими атаками, шпионажем, вмешательством во внутреннеполитические процессы представляют собой не только политическую проблему, но и вопрос национальной безопасности.


Россия хочет сдержать США и подвигнуть их западных друзей к новым переговорам. Учитывая неудачную попытку интегрировать Россию в евроатлантическое сообщество, на этих переговорах могли бы обсуждаться следующие вопросы: 1. Сохранение ядерного баланса и предотвращения распространения ракет средней и малой дальности. 2. Укрепление безопасности в Европе. 3. Взаимодействие в поддержании геополитического баланса в азиатско-тихоокеанском регионе, особенно в Китае. 4. Совместная борьба с ИГИЛ. 20 миллионов мусульман на юге России. Новое равновесие должно иметь под собой глобальную основу, а не национальные интересы.


Действительно, Россия слабее Соединенных Штатов. Возможно, Путин прав, полагая, что из-за распада СССР его страна оказалась отброшенной на 300 лет назад. Он знает, что собой представляют стратегические угрозы, угрозу радикального ислама, угрозу перенаселенности Китая… В Европе, которую Россия считает своим историческим врагом на Западе, она требует признания себя в качестве великой державы, общения на равных и не желает, чтобы ее воспринимали как просителя внутри американской системы. Верно также и то, что (опять же, как подметил Киссинджер) в России одиннадцать часовых поясов, что стало решающим фактором, позволившим остановить монгольские орды в XVI веке, Наполеона в XIX и Гитлера в XX…


Первые шаги необходимо делать с осторожностью и быть готовыми к любым неожиданностям. Россию необходимо изучить такой, какая она есть. Ее мощь неисчислима. США также обладают колоссальной мощью, но есть одно различие между двумя странами: США не могут изменить свои обязательства перед миром. Россия же, наоборот, всегда к этому готова. В течение ближайших пяти-шести месяцев мы должны пристально следить за Россией. В марте 1945 года ее солдаты наконец-то вошли в центр Берлина после завершающего сражения, длившегося всего три дня. В воздухе немецкой столицы еще чувствовался запах сожженного тела Гитлера.


Сегодня стоит задача интегрировать Россию в новый мировой порядок. С этой целью прежде всего необходимо использовать рычаги сотрудничества. Раз уж мы цитировали Киссинджера, то не можем закончить статью, не приведя слова, произнесенные Черчиллем в октябре 1939 года: «Я не могу предвидеть, какой будет реакция России, потому что Россия это загадка, завернутая в тайну и помещенная внутрь головоломки». Наверное, существует какой-то ключ к ее отгадке. И вполне возможно, это национальные интересы России.