На прошлой неделе советник по национальной безопасности Герберт Макмастер (H.R. McMaster) подверг Россию резкой критике за то, что она «спонсирует» «кровавый режим» Башара Асада, который, по его словам, на днях отдал приказ о нанесении удара с использованием химического оружия в Сирии. «Это хорошая возможность для российского руководства для того, чтобы провести переоценку своих действий», — подчеркнул Макмастер. Если Соединенные Штаты намерены воздействовать на Россию с таким расчетом, чтобы она проводила более дружественную по отношению к Вашингтону политику, то тогда наши влиятельные политики должны понять и признать основополагающие интересы Москвы — так, как видят их русские. А если читать нотации России так же, как родитель поучает непослушного ребенка, то, скорее всего, такой вариант не принесет желаемого результата.


Россия оказывает значительную военную поддержку сирийскому режиму не потому, что ей нравится Асад или его отвратительная политика. Цель русских состоит в том, чтобы усилить свое влияние в этом регионе, стабилизировать территории вблизи своих собственных границ, где проживает большое количество мусульманского населения, а также обеспечить доступ к своему средиземноморскому порту в Тартусе.


Апелляция к высоким моральным ценностям не имеет никаких шансов повлиять на Путина.


Что касается администрации президента Трампа, то приоритетом среди американских целей в области безопасности на Ближнем Востоке является нанесение поражения Исламскому государству (запрещенная в России организация), которое еще сохраняет довольно сильные позиции в таких иракских и сирийских городах как Мосул и Ракка. Вашингтон ничего не может для себя добиться за счет насмешек и глумления над второй в мире военной державой, уступающей только Америке. Но если установить с Москвой надлежащие отношения, то она может оказать помощь в достижении основной цели в области безопасности.


Что касается ответа Соединенных Штатов на варварское нападение с применением химического оружия, то он свидетельствует об ошибках в оценке, а также об отсутствии опыта действий на международной арене. Не прошло и 24 часов после нанесенного удара, а президент Трамп уже заявлял о том, что сирийский режим несет прямую ответственность за химическую атаку, а затем начал подготовку своего ответа. На чрезвычайном заседании Совета Безопасности ООН постоянный представитель США Никки Хейли (Nikki Haley) обрушилась с критикой на своих коллег. Если эта всемирная организация не имеет возможности предпринять соответствующие действия, заявила она, то «существуют времена в жизни государств, когда мы вынуждены предпринимать наши собственные действия».


Тем временем заместитель постоянного представителя России при ООН Петр Ильичев призвал всех проявить терпение и предложил отложить все разговоры об операции возмездия до того момента, пока в результате расследования не будет установлена виновная сторона. По данным телеканала Al Jazeera, проект резолюции ООН призвал «Сирию предоставить следователям ООН полетные листы, записи в бортовых журналах, имена всех командиров вертолетных эскадрилий, другую информацию по поводу своих военных операций в день проведения химической атаки, а также разрешить им встретиться с генералами и другими высокопоставленными официальными лицами».


Однако администрация Трампа отказалась ждать достаточно долго для того, чтобы у ООН была возможность вмешаться в этот вопрос, и, кроме того, президент не стал просить одобрения у Конгресса. Спустя 48 часов после химической атаки американские военные корабли нанесли удар с использованием крылатых ракет по сирийскому аэродрому. Тем самым Соединенные Штаты, по сути, поставили русских в более выгодное положение.


Сразу после американской атаки российский президент Владимир Путин обвинил Соединенные Штаты в «нарушении международного права под надуманным предлогом». Во вторник Путин сказал, что он по-прежнему поддерживает проведение под эгидой ООН расследования в связи с обвинением режима Асада в проведении химической атаки. И заместитель российского представителя в ООН, и российский президент заработали очки в области работы с общественностью с помощью своих заявлений, которые оказались разумными и уместными. Они не защищали Асада и не отрицали того, что он мог отдать приказ о проведении химической атаки, однако они призвали Соединенные Штаты не действовать поспешно и поддержали проведение полного расследования для определения виновных.


В среду в Москве госсекретарь Рекс Тиллерсон встретился непосредственно с Путиным и, как сообщают, сказал российскому президенту, что ему следует еще раз посчитать стоимость продолжения союзнических отношений с Сирией. Официальный представитель российского Министерства иностранных дел Мария Захарова не восприняла серьезно подобный совет. «Мне кажется, все уже давно поняли, что к нам с ультиматумами ездить бесполезно, это просто контрпродуктивно», — сказала она.


И госсекретарь, и советник по национальной безопасности не замечают одного важного обстоятельства — русские действует в соответствии с тем, как они видят свои интересы в области безопасности в этом регионе. Пока высокопоставленные лидеры Соединенных Штатов не признают этого факта и не изменят соответствующим образом наше поведение, мы можем рассчитывать на продолжение ухудшения отношений с Россией, а также с другими соперничающими державами.


В 1971 году СССР подписал договор с тогдашним диктатором Хафезом Асадом об использовании сирийской военно-морской базы в Тартусе, и этот договор до сих пор действует. Это единственная военно-морская база России в Средиземном море, и русские не собираются от нее отказываться. Нет никаких рациональных обоснований, которые позволяли бы рассчитывать на то, что Россия откажется поддерживать Сирию.


Это не означает, что Асад не должен нести ответственность, но если Соединенные Штаты хотят сдерживать поведение Асада и убедить Россию оказать в этом помощь, то тогда Вашингтон должен прекратить неправильно понимать и игнорировать те мотивы, которые стоят за российской политикой в Сирии.


Россия заинтересована в окончании гражданской войны в той же мере, как и мы. Кремль очень хотел бы, чтобы этот конфликт был разрешен, и тогда его дорогостоящая военная помощь могла бы быть значительно сокращена или остановлена. В случае прекращения гражданской войны уменьшится и угроза для русских со стороны исламского терроризма. Однако можно предположить, что Путин не будет поддерживать любой вариант, при реализации которого сирийское правительство не будет дружественным по отношению к Москве. Главный вывод состоит в том, что Соединенные Штаты должны выйти из бизнеса по смене режимов — такого рода действия никогда хорошо не кончаются — и вместо этого сфокусировать внимание на политике, у которой есть реальный шанс обеспечить достижение стратегических целей Соединенных Штатов.


Дэниел Дэвис является старшим научным сотрудником фонда Defense Priorities; в прошлом он был подполковником сухопутных войск США; в 2015 году после 21 года службы и участия в четырех военных операциях он ушел в отставку.