The Washington Post написала: по словам представителей правоохранительных органов и других американских чиновников, летом прошлого года ФБР получило секретный судебный приказ следить за контактами советника кандидата в президенты Дональда Трампа в рамках расследования возможных связей между Россией и членами избирательного штаба.


Как заявляют чиновники, ФБР и Министерство юстиции получили ордер на отслеживание контактов Картера Пейджа (Carter Page) после того, как им удалось убедить судью Суда по делам о надзоре за иностранными разведками в том, что, вероятно, есть основания полагать, что Пейдж действует в качестве агента иностранной державы — в данном случае России.


При этом в СМИ вновь появились сообщения о бывшем председателе предвыборного штаба Поле Манафорте(Paul Manafort), имя которого «всплыло» в платежных реестрах на Украине: «Судя по документам финансовой отчетности, попавшим в распоряжение информационного агентства Associated Press, выплаты на сумму не менее 1,2 миллиона долларов, указанные в ведомостях напротив фамилии Манафорта, действительно были получены его американской консалтинговой фирмой.


Сюда относятся суммы, выплаченные в 2007 и 2009 годах, что служит первичным доказательством того, что фирма Манафорта получила, по крайней мере, часть денег, указанных в так называемой «черной бухгалтерии». Но есть и кое-что еще: по имеющимся данным, Манафорт вел «до 2014 года тайную лоббистскую деятельность в Вашингтоне в интересах украинской пророссийской Партии регионов». Теперь он собирается задним числом зарегистрировать свою трудовую деятельность, тем самым «подтверждая, что не предоставил Министерству юстиции информацию о своей работе в порядке, предусмотренном федеральным законом». Разумеется, в ходе избирательной кампании ФБР проводило в отношении него расследование на предмет его контактов с российскими официальными лицами.


Не следует забывать и о бывшем советнике по национальной безопасности Майкле Флинне (Michael Flynn), который получил денежное вознаграждение размером в 50 тысяч долларов от кремлевского пропагандистского телеканала RT и предположительно попал в поле зрения спецслужб во время слежки за российским послом.


Ни в одной из известных нам президентских кампаний не фигурировал ни один человек (и, тем более, три человека), который предположительно имел связи с зарубежным противником Соединенных Штатов. Неужели все эти люди случайно оказались членами одного избирательно штаба кандидата, который отказывался критиковать российского президента Владимира Путина и публично пригласил русских взломать почтовый сервер своего соперника во время выборов, на ход которых русские пытались повлиять, действуя против Хиллари Клинтон? Возможно, это просто случайное совпадение, что, впрочем, крайне маловероятно.


Теперь у Картера Пейджа, Манафорта и Флинна есть все основания сотрудничать с ФБР. Следователи захотят узнать, помимо прочего, как так вышло, что они все начали работать на Трампа, что было известно Трампу об их связях с Россией, какие контакты, возможно, были у них (или у кого-то еще) с российскими чиновниками, и почему изменилась платформа Национального комитета Республиканской партии по Украине. Трудно представить, что не всплывет еще много нового по мере того, как готовые к сотрудничеству свидетели сообщат новые сведения в дополнение к той разведывательной информации, которой уже располагает ФБР.


Помимо всех этих нитей и наличия возможности подтвердить тайное сотрудничество между командой Трампа и русскими остается один неприятный факт — откровенная, вопиющая и постоянная согласованность действий между Трампом и российскими пропагандистами, похоже, была обеспечена в ходе всеобщих выборов. Бен Уиттс (Ben Wittes), Джордан Бруннер (Jordan Brunner) и Кинта Джруречич (Quinta Jurecic), ведущие блог Lawfare, пишут:


«Она включала в себя открытое подстрекательство россиян к хакерским атакам на сети демократических организаций и политиков-демократов; отрицание фактов совершения взломов; поддержку организации WikiLeaks, которая всем известна, по сути, как „издательский отдел", действующий в рамках проводимой русскими операции и публикующий информацию, добытую путем хакерских взломов; публичное разглашение содержания украденных писем…. И после того, как о связи российских властей с хакерскими атаками заговорили открыто, Трамп призывал русских к совершению дальнейших атак.


Трамп и его соратники сотрудничали с теми, кто осуществлял эти операции. Из-за того, что они делали это публично и легально, их деятельность ничуть не перестает быть сотрудничеством с врагом — возможно, это сотрудничество просто более откровенное и открытое. Кроме того, открытость и легальность такого сотрудничества не делают его менее порочным и безнравственным».


Как утверждают авторы, мы должны знать, «были ли нарушены какие-то законы, не был ли кто-нибудь из орбиты Трампа скомпрометирован российской разведкой». Расследование, проводимое спецслужбами — в рамках которого, по словам директора ФБР Джеймса Коми (James Comey), изучается возможная преступная деятельность — продолжается. Однако тем, кто считает, что принятие помощи от иностранной державы и сотрудничество с ней с целью подрыва американской демократии приводит к результатам по своей сути нелегитимным, явные доказательства не требуются. Вся информация, необходимая для того, чтобы определить нравственную легитимность этого президента, уже известна. То, что Трамп взял в свою команду так много людей, симпатизирующих России, не означает, что эти люди были шпионами или занимались незаконной деятельностью. Это просто служит подтверждением того, что он был легкой добычей и действовал, как простак, готовый принять помощь от любого человека — какой бы сомнительной и запятнанной ни была репутация этого человека.